57

Девушка на войне. История 97-летней белгородки-ветерана ВОВ

Жительница посёлке Разумное Белгородского района Надежда Малаева попала на фронт медсестрой, когда ей было 18 лет, и мужественно прошла всю войну. «АиФ-Белгород» поговорил с ветераном, которой сейчас 97 лет, и узнал у нее о том, как она спасала раненых и расписывалась на Брандербургских воротах. 

«Война – это работа»

Когда мы пришли на проспект Ленина, двери нам открыла пожилая хрупкая женщина Надежда Семеновна. Пригласив нас войти в её чистую, уютную, тёплую квартиру, она рассказала нам свою историю победы.

Надежда Семеновна родилась в 1924 году. Её девичья фамилия – Чинилова. Малаевой она стала по мужу, за которого вышла уже после войны, в 1960 году. А до этого, отучившись семь классов, поступила в медучилище.

На фронт Надя Чинилова ушла в октябре 1943 года, в 18 лет. Служила на передовой 124 артполка, 52 дивизии, седьмой батареи. Она была медсестрой, когда под Ленинградом шли ожесточенные бои, от перевязок сама была вся в крови солдат. Видела много смертей - когда погибла молодые, не видевшие жизни люди. К этому было сложно привыкнуть, но приходилось, чтобы выполнять свою работу.

О событиях тех лет Надежда Семёновна рассказывает охотно.

«В войну я была на передовой. Такое видела, что словами не расскажешь», - начинает наша собеседница.

Надежде едва исполнилось 18, когда эта тоненькая девушка оказалась медсестрой на фронте. 
«Война - это работа. Не все знают, что за этот тяжелый труд на фронте платили зарплату. Она была небольшой, но начислялась своевременно. Часть денег военнослужащие перечисляли в фонд обороны, часть - родственникам, находящимся в тылу», - рассказывает Надежда Семёновна.

Фото: Из личного архива/ Надежда Малеева

О романах на фронте, по её словам, думать было некогда.

«На передовой было не до того: бои, наступления, атаки, работа с ранеными в полевых условиях - не до любви было. Конечно, я была молодая, нравился мне один капитан, но никаких отношений у нас не было. Почему? Да убили его вскоре. Ухаживал за мной и молодой лейтенантик, на гармошке хорошо играл и пел. Тоже убили. Весёлый парень был», - вспоминает ветеран.

На вопрос о страхе Надежда Семёновна отвечает, что боялась не смерти, а того, что изуродуют лицо. 

«Идёт бой, ползу по полю за раненым, а сама от разрывов снарядов лицо рукой закрываю и думаю: пусть внизу рванёт, только не лицо», - рассказывает героиня.

Внизу и рвануло. Однажды ошибся водитель и поехал на своей «полуторке» по минному полю. Тогда её и ранило в ногу. Сколько лет прошло, а конечность до сих пор синяя.

Ни раз и ни два была Надежда на волосок от смерти - когда немцы стреляли практически в упор, когда накрывало взрывом. Однажды немецкий самолёт сбросил чуть ли ни ей на голову ящик с боеприпасами. Надежда едва успела отбежать в сторону, как снаряды начали взрываться.

Войну закончила в Берлине. Перестрелки там случались и после капитуляции - тем страшнее была тогда гибель советских солдат. То случайная пуля найдёт, а то и вовсе нелепая смерть: помнит, как один капитан прошёл всю войну, а в Берлине разбился на трофейном мотоцикле. 

Надежда Малаева провела в столице Германии ещё полгода после победы - ждала отправки на Дальний Восток для участия в войне с Японией. Но в ноябре 1945 года её демобилизовали.

Ужасы концлагерей

То, что видела на подступах к Берлину, женщина-ветеран не забудет до самой смерти. Советские воины освобождали узников концлагерей.

«Газовая камера стояла на холме - небольшое здание из красного кирпича. Его называли «баня». Отправляясь туда, люди думали, что их ведут мыться. В здании было несколько помещений. Люди заходили партиями по восемь-десять человек, раздевались, а в середине помещения была устроена в полу движущая лента, на неё становились, и люди проваливались в топку».

Рядом с крематорием было две кучи белого песка, в полтора-два метра высотой. Надежда спросила у одного из солдат, который охранял объект, что это, и ей сказали, что это зола из человеческих останков.

«И ещё одна картина стоит у меня перед глазами, - вспоминает ветеран. - В одном из домов концлагеря наши солдаты обнаружили двухъярусные нары, на которых находились дети лет по пять-десять. Их было около десятка, ухаживала за ними пожилая немка. Когда этих детей вывели на улицу, даже бывалые солдаты не смогли сдержать слёз. Это были скелеты, обтянутые прозрачно-сероватой кожей».

Надежду Семёновну поразили тогда их взгляды - совершенно отрешённые, безучастные - ни тревоги, ни радости. Оказалось, это были дети-доноры: немцы выкачивали из них кровь, которой всё больше и больше им требовалось на фронте. Одни умирали, из захваченных стран поставляли других.

«Этот конвейер смерти остановили светские солдаты, - говорит женщина-ветеран. - А в другой подвал меня просто не пустили. Я шла и думала, что на передовой видела многое. Но о том, что было в том подвале, солдаты говорили шёпотом, словно не веря увиденному. На нарах лежали ещё живые дети, с их тел местами была снята кожа - на сумочки, портмоне. Фашисты не раз хвастались такими сувенирами».

«Девушкам было нелегко»

Надежда Семеновна три года провела на фронте.

«Нам, девушкам, на войне было особенно трудно, - вспоминает она. - Вдоволь не было ничего: ни сна, ни еды, ни воды, ни отдыха. Бывало, только приляжешь - тревога! Вскакиваешь - и в бой. Если удалось выстирать бельё – надеваешь на себя и сушишь. Крикнут тревогу - бежишь в сыром, а на улице мороз жуткий».

Жили в землянках, в палатках, в несгоревших домах, под открытым небом - где придётся.

«Скорее не жили, а находились, жили - это из мирной жизни, - говорит женщина-ветеран. - Помню, было в землянке нас 90 человек, 11 девушек, остальные солдаты, юные и зрелого возраста. К нам они относились снисходительно - мол, что с них взять, девчонки!».

Надежда Семёновна освобождала от фашистов Ленинградскую область, где в августе 1943 года погиб в боях её отец. Дома её ждала мать, которая, проводив на фронт мужа и дочь, молилась за них. Надежда Семёновна считает, что именно материнская молитва уберегла ее на войне - но только её одну, не отца.

Медсестрой дошла до Берлина, расписалась на Брандербургских воротах, видела легендарного маршала Советского Союза Георгия Жукова. Участвовала в боях за освобождение Калининской области, Латвийской ССР, Эстонской ССР, участвовала при прорыве немецкой обороны на реке Висла, реке Одер, в боях на подступах к Берлину. Имеет около 20 боевых наград: медали «За боевые заслуги», медаль «За отвагу», орден «Отечественной война II степени» и другие.

После войны Надежда Семеновна работала на железной дороге, её трудовой стаж насчитывает 46 лет. Замуж вышла за Александра Малаева, с которым 40 лет прожила в любви и согласии. В 2003 году супруг умер.

Ветеран с комсомольцами, которые её навещают.
Ветеран с комсомольцами, которые её навещают. Фото: Из личного архива/ Екатерина Долгова

Сейчас ветеран осталась одна, никого из родных у неё нет. Она очень радуется гостям и вниманию. Комсомольцы Разумного часто навещают её, она нас знает. Мы восхищаемся подвигом ветерана и благодарны ей за Победу. Сегодня мало осталось ветеранов и свидетелей тех страшных событий, но у подвига нет срока давности, а наше дело - передавать историю будущим поколениям и не позволять её фальсифицировать.

В материале использованы фрагменты книг Виктора Дроздова «Спасибо вам, ветераны! » и Надежды Артёмовой «Коноша. О прошлом память сохраняя».

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ читаемых

Самое интересное в регионах