66

«Читал письма, и у меня дрожали руки». Поисковик – о находках на месте боев

В преддверии Дня Победы руководитель губкинского клуба «За Родину!» в Белгородской области Александр Юдин рассказал о сражениях в нашей области в период войны, о символах поисковой деятельности и преемственности поколений.

«Часто видим над раскопами журавлей»

В Белгородской области богатая история Великой Отечественной войны. Здесь прошло величайшее танковое сражение, Курская оборонительная стратегическая операция, или Курская битва. Но это июльская операция 1943 года, а до этого момента два года шли ожесточенные бои, Белгород дважды был оккупирован немецкими захватчиками.

«В Корочанском районе зимой 1941 года наши войска попытались развить наступление в поддержку Красной армии под Москвой, чтобы оттянуть часть сил от столицы, но только под самой Москвой добились успеха, был взят город Ростов, – рассказывает Александр Юдин. – В остальных местах немцы на тот момент были еще очень сильны. Так, в районе Старого Оскола были в окружении порядка 12 дивизий 40-ой и 21-ой армии. Десятки тысяч военнослужащих оказались в окружении, погибли, попали в плен».

Теперь таких военнослужащих ищут поисковики по всей стране, выезжая на вахты и устанавливая личность погибшего по медальонам или сохранившимся письмам. Организуя музейное пространство после раскопок, поисковики дают возможность каждому желающему прийти и посмотреть своими глазами на оружие того времени и предметы обихода советского солдата.

Летящий журавль за это время стал символом поискового движения. Собираясь на очередную вахту, многие свято верят, что бойцы, как пел Марк Бернес, «не в землю полегли когда-то, а превратились в белых журавлей».

«Как-то приехали на раскоп, смотрим: восемь журавлей летят клином. Я про себя думаю, неужели восьмерых подымем? Точно! На Темкино поднимали двух, а перед этим видели двух журавлей. Иногда они подлетают к месту раскопа и начинают кружить, громко кричать. Я рассказываю людям несведущим, а они меня убеждают, что там, видимо, гнездо. Да ведь мы по этому месту триста раз прошлись и ничего там не было! А как только останки показались, он сразу взлетел. Как он там появился?», – удивляется Александр Юдин.

Но не только журавли подсказывают, как пройдёт вахта. Сами солдаты порой приходят к поисковикам, указывая, где копать. 

«Однажды приехав и расположившись на вахте, самарские поисковики сели пить чай, а один парень ушел в свою палатку спать. Через некоторое время он возвращается с квадратными глазами, убирает стол, за которым сидели его товарищи, и говорит: «Помогите мне! Здесь лежит боец!». То есть, когда он ушел спать, ему во сне приснился боец и указал своё местоположение. Так и оказалось в действительности. Бойца подняли», - рассказывает Александр Юдин. 

«Что останется после нас?»

Женщин в отряде практически нет, но есть дети. На базе клуба был создан подростковый отряд «Дружина», а позже детский отряд «Журавлики», куда многие приходят из любопытства, а остаются, осознав важность и значимость поисковой деятельности.

«Сейчас начинают вырастать наши воспитанники из дружины. Четверо ребят по достижению 18 лет изъявили желание дальше продолжить заниматься поиском в составе взрослой группы. Одна из них, наша воспитанница Катя – первая девушка в клубе, она имеет хорошие задатки поисковика», - говорит наш собеседник.

Фото: Поисковый клуб «За Родину»

Преемственность поколения – одна из важнейших качеств клуба «За Родину!». Воспитание подростков занимает много времени, но, как признается Александр, это того стоит. Ребята внушают надежду, что в стране знают свою историю и ценят подвиги предков. Но не все нацелены на обучение детей на базе отряда, некоторые считают, что нужно стараться для осуществления раскопок, а не распыляться по мелочам.

«Старые члены клуба в большей части желают ограничиться только поиском, то есть для них поиск поднятие останков, нахождение родственников – самоцель. Молодые ветра больше времениуделяют воспитанию молодого поколения. Я разделяю их точку зрения и считаю, что поднятие останков бойцов очень важно, но для нас это не основная задача. Нужно думать о подрастающем поколении. Мы внуки победы, воспитаны на рассказах наших дедов, участников тех событий. Наши деды ушли их, осталось совсем немного – дай Бог им здоровья. Мы тоже, придёт время, когда-то уйдем. Что останется после нас?», - рассуждает Александр Юдин.

«Поедем к черту на куличики, чтобы поднять хотя бы одного бойца»

Бывает, удается найти письма солдат, в которых они делятся собственными мыслями и переживаниями. О боли и страхе рассказывают редко, зачем лишний раз пугать близких людей, но спросить, как там дела в родном крае – необходимо.

«Я читал, у меня руки дрожали. Обычный молодой парень едет на войну и описывает быт: «В Польшу уже въехали, он пишет, здесь все дороже, у нас булочки 20 копеек, дали нам две портянки, теплые полотенца, напишите, как живете, стройте хату побольше, я вернусь, чтоб мне место досталось. Передайте Лёвке – вот он три письма подряд упоминает – передайте Лёвке, чтоб он мне написал! А в последнем пишет, передайте Лёвке, он должен мне три рубля, если не отдаст – я приму меры». Обычные парни, они едут на войну, где гибель и смерть, но беспокоятся ещё и о том, строят ли его родственники дом. Парень тот погиб в 44-ом в Польше», - рассказывает Александр Юдин.

Сейчас всё реже останки бойцов находят сотнями, что говорит об эффективной работе поисковых отрядов по всей стране. Александр вспоминает, как часто ему наставляли, что этим делом должно заниматься государство, и как он методично объяснял: не должно. Это может идти только от сердца, ведь ни за какие деньги не загонишь человека в снег, в мороз и в жару копаться в грязи, не зная, каков будет конечный результат.

«Высшая справедливость будет, когда вся вахта, тысяча человек поисковиков, пойдет за гробом с останками всего лишь одного бойца. И это правильно. Мы не гонимся «за головами». Мы готовы ехать к черту на куличики, чтобы поднять хотя бы одного человека», - объясняет Александр Юдин.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах