Примерное время чтения: 6 минут
278

Расселили на бумаге. Пенсионерка живёт в доме-развалюхе в центре Белгорода

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Белгород 12/10/2022
Дом был построен более 100 лет назад и за время эксплуатации полностью износился.
Дом был построен более 100 лет назад и за время эксплуатации полностью износился. / Татьяна Черных / АиФ

В редакцию bel.aif.ru обратилась 83-летняя жительница Белгорода Вера Степановна Старченко. Уже четверть века она добивается от городских властей расселения её дома в центре Белгорода, 1917 года постройки, но всё безуспешно. Подробности истории - в материале bel.aif.ru.

Пока сам не рухнет?

Дом этот расположен на улице Преображенской, 37, напротив стоматполиклиники, рядом с недавно отреставрированным двухэтажным особняком купца Шашурина – памятником архитектуры XIX века. А вот дом самой Веры Степановны, дата строительства которого, согласно техпаспорту, 1917 год, памятником ну никак не назовёшь. Это одноэтажная халупа, разделённая при этом на три квартиры. Пожилая белгородка и её родственники живут в одной из них, в двух комнатах, маленьких и заплесневелых.

Фото: АиФ/ Татьяна Черных

«Плесень на стенах появилась после того, как на нашу часть дома упало с улицы дерево, пробило крышу, – рассказывает Вера Степановна.– Тогда были дожди, крышу нам в администрации помогли починить, но стены отсырели, и с тех пор грибок не вывести».

Интересны те документы, которые предоставила в редакцию пожилая белгородка. Например, копия ответа из администрации от 22 мая 2002 года, в которой сказано, что «домовладение подлежит сносу, согласно постановлению главы администрации города от 30.10.1997 г., заказчиком является УКС администрации города». Есть ещё постановление главы администрации Белгорода от 30 октября 1997 года, в котором сказано,что этот земельный участок передаётся под снос.

«С 1997 года нам обещают снос и расселение – в том же году выселили семью из одной квартиры, на бумаге, видимо, отчитались о расселении, а нас с соседями, получается, забыли», – говорит Вера Степановна.

Фото: АиФ/ Татьяна Черных

При этом городские власти в 2000-х годах дали возможность собственникам выкупить и дом, и участок земли под ним в 580 кв. м – в редакции есть копии договоров купли-продажи.

Прокуратура Белгорода провела по обращению проверку и сообщила (копия ответа есть в редакции), что «жилой дом в установленном законом порядке аварийным или непригодным для проживания не признан, в действующие программы переселения граждан из аварийного жилищного фонда не включён, расселению не подлежит. Развитие территории на данном участке не планируется». Также в нём сказано: «На протяжении многих лет вами не проводились мероприятия по поддержанию жилого помещения в надлежащем состоянии, что привело к снижению его эксплуатационных характеристик».

«А как я буду чинить этот дом, если ему больше 100 лет и он еле стоит? – недоумевает пенсионерка. – Просто удивительно, что он до сих пор не завалился нам на голову!»

Фото: АиФ/ Татьяна Черных

«С котомками на выход?»

Ещё в 2020 году собственники заказали и провели в Бюро независимой оценки и экспертизы экспертное заключение о состоянии своей квартиры. Выводы экспертов однозначны: «Выявлены дефекты несущих конструкций, их появление связано с длительным сроком эксплуатации домостроения и, как результат, их значительного износа, общая техническая характеристика состояния жилья – ветхое, для проживания непригодно, рекомендуется демонтаж» (копия есть в редакции).

И властям, видимо, на это возразить нечего, поскольку в мае 2022 года был принят документ о том, что этот дом находится в «чрезвычайной ситуации». Судя по официальному ответу из департамента городского хозяйства администрации Белгорода от 9 июня 2022 года, ЧС ввели для того, чтобы выселить собственников. Но не новое жильё их ждёт, и не компенсация, а временный «маневренный фонд» – на время, которое понадобится на капитальный ремонт этого дома. Который, напомним, по мнению экспертов, ремонту не подлежит. То есть, как говорит дочь Веры Степановны, «с котомками на выход – и неизвестно на сколько времени». От такого предложения пожилая пенсионерка отказалась.

Куда только не обращалась Вера Степановна за эти годы со своей бедой! И к губернатору, и к депутатам, и в прокуратуру. Отовсюду – одни отписки.

Вера Степановна – инвалид II группы, член региональной организации «Дети войны», активисты которой пытаются ей помочь.

«Это вопиющая ситуация: 25 лет назад признали, что дом нужно сносить, и до сих пор этого не сделали, нарушая закон,– говорит председатель Белгородской городской общественной организации по защите прав граждан категории «Дети войны» Геннадий Холотий.– Вера Семёновна имеет полное право получить новое нормальное жильё, а не какое-то временное. То, что этот дом возможно отремонтировать, говорят те чиновники, которые его не видели и никогда не жили в таких условиях. Нужно, чтобы это жильё в законном порядке признали аварийным и расселили, тем более что все подтверждающие документы, включая экспертизу, для этого есть».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ читаемых

Самое интересное в регионах