Примерное время чтения: 10 минут
611

Первопоселенцы южных рубежей. Что известно о коренных фамилиях белгородцев

Татьяна Черных / АиФ

Историческое общество «Ратник» совместно с инициативной группой краеведческого сообщества Белгорода реализует просветительский проект «Исторические чтения», дающий уникальную возможность узнать новое об истории Белгородской области. Одну из лекций проекта посвятили фамилиям первопоселенцев Белгородского края.

На основе документов конца XVI- XVII веков об этом рассказала архивист с 33-летним стажем, главный хранитель фондов государственного архива Белгородской области Елена Кривцова.

 

 

На границах Дикого поля

«Исторические события конца XVI века и основание города-крепости Белгорода изучены и описаны многими историками и исследователями-любителями старины нашего края. Однако, редко кто обращается к непосредственным участникам тех событий, называя их фамилии и имена. Мы знаем, что первую крепость построили в 1596 году под руководством воевод князей Михаила Ноздреватого и Андрея Волконского, вторую в 1613 году – под руководством Никиты Лихарева, а третью в 1650 году – под руководством князя Бориса Александровича Репнина. Рядовые же творцы этих событий, как правило, остаются «за кадром», скрытые от современников под толщей времени, эпох и политической шелухи. Я попробовала прикоснуться к героям того времени, назвать их фамилии и ответить на вопрос, перефразируя известного летописца, «от кого есть пошла земля белгородская?».

Территории современной Белгородской области с конца ХVI века заселялись преимущественно «служилыми людьми». Этим термином определялись люди, которые несли государственную службу - военную и административную. Движение населения страны по территории и его состав регистрировались посредством записи в разных видах государственных документах. На протяжении длительного исторического периода эти документы изменялись, одни уходили, на смену им приходили другие.

До наших дней дошло не много документов той эпохи, описывающих Белгород, уезд и его жителей, но наличие и этих документов поможет нам ответить на поставленный вопрос.

Самым ранним из них всегда считалась Писцовая книга, которая датируется 1626 годом. Она была достаточно хорошо изучена и введена в научный оборот ещё в XIX веке. Сохранилась Переписная книга Белгорода и уезда за 1678 год. Но совсем недавно нашими уважаемыми краеведами был обнаружен документ в хранилищах Российского государственного архива древних актов в Москве, при его прочтении стало понятно, что это описание Белгорода, датируемое 1599 годом.

Отдельная книга 1599 года

Этот документ можно считать сенсацией. «Отдельная книга» - это не описание города-крепости и укреплений, основной ее текст содержит сведения о количестве «отделяемой» земли служилым людям с указанием имени и фамилии. В современном звучании земельные участки выделяются в собственность или в пользование, а в XVI - XVII веках землю «отделяли» за службу Отечеству, отсюда и название документа. Перевод текста на современный язык провел белгородский краевед Олег Бавыкин. Это сложный и кропотливый процесс, этому за это ему большое спасибо. Благодаря прочтению документа можно определить численность гарнизона Белгородской крепости, а также определить конкретные фамилии и имена его состава.

Большая часть гарнизона состояла из казаков, которые образовали свои слободы, располагаясь за стенами острога.

В остроге первой крепости находилась Вожевская слобода, состоявшая из 80 путивльских и ливенских «вожей» – служилых проводников. Название вожей указывает о месте их набора и формирования: город Ливны современной Орловской области, а Путивль – старинный русский город, впервые упоминаемый ещё в XI веке. Территория Путивльского уезда граничила с запада с Белгородским уездом, сейчас относится к Украине.

Фото: АиФ/ Татьяна Черных

Ливенским вожам, в отличие от путивльских, были отделены «…за рекою за Донцом старые их роспаши», что дает основание предположить, что именно они являлись основателями первой белгородской крепости. Можно предположить, что ливенские вожи прибыли в Белгород раньше путивльских и успели для собственных нужд разделить и обработать определённые участки земли. Потомки ливенских вожей до сих пор живут в нашем крае, фамилии которых всем нам знакомы. Это – Стрельниковы, Каменевы, Быкановы, Кривцовы, Синегубовы, Ломакины, Масловы, Ладыгины, Духанины, Даншины, Съедины, Жуковы, Фатеевы, Караченцевы, Синегубовы, Булычевы, Пенкины, Трубицыны, Кононовы, Фурсовы, Телятниковы, Тарасовы, Гулевские. Фамилии путивльских вожей, в своем звучании напоминают прозвища, клички: Долгий, Бражинков, Размазня и т.д.

Перечисленные фамилии первых белгородских казаков, стрельцов-затинщиков указывают в документе почти исключительно на место их происхождения или имя отца: Елчанин, Новосилец, Путивлец, Торопчанин, Рыленин, Можаич, Ливенец, Волгожанин, Торжков, Арзамасец, Калуженин, Коширин, Новосилец, Павлов, Микулин, Селиванов, Семенов и т.п. Пушкари же, присланные из Москвы, представляли собой иностранцев. Им, как и русским служилым людям, была выделена земля и даны русские имена. Так «Прохорка, что был немчин Ерка Нилсов, или Фока, что был немчин Рин Индриков». Написание «немчин» не означает, что он немец, так на Руси называли всех иностранцев, не говорящих на нашем языке.

Всего в документе упоминается 615 человек.

Уникальность Отдельной книге 1599 года еще в том, что в ней уже обозначены границы Белгородского уезда. С запада он граничил с Путивльским уездом, с востока – с Ливнами и Ельцом, с севера – с Курским уездом, южные границы были не определены. Уезд  административно-территориальная единица Российского государства, которая просуществовала до 1928 года. На смену старинному и ёмкому русскому слову «уезд» пришло французское – «район».

Писцовая книга 1626 года

В 1612 году Белгородская крепость была разрушена, восстановили её на левом берегу Северского Донца. В 1626 году в Белгороде писцами Василием Керекрейским и подьячим Петром Максимовы составлена Писцовая книга, описывающая Белгород и уезд. Она неоднократно цитировалась исследователями Миклошевским, Багалием и Архимандритом Анатолием (Ключаревым). К этому году наше государство уже перешагнуло через страшное Смутное время, к власти пришли Романовы. Требовалось составить общую картину состояния государства, с этой целью и составлялись Писцовые книги. Изучение и анализ этой Писцовой книги позволяет определить фамилии первопоселенцев Белгорода и уезда, переживших тот сложный период истории нашей страны.

Итоговая запись документа дает нам практически полную картину численности населения уезда времени начала правления династии Романовых – в уезде числилось 847 дворов, в которых проживало 315 владельцев поместий и 549 крестьян и «бобылей». Документ содержит полные имена, фамилии и отчества владельцев этих поместий, т.е. служилых людей, а также имена крестьян и «бобылей». Женская часть населения и в документе не учитывалась. 

Белгород в 1626 году возглавляли воевода Обросим Ладыженский и казацкий и стрелецкий голова Иван Кобыльский. Проживали в городе полковые дети боярские: Пищулин, Обрютин, Маслов, Исаев, Делянов, Сабынин, Беседин, Марков, Сульмень Черново, Мезинцов, Кизилов, Литвинов, Лазарев. Были «станичные головы»: Маслов, Мещеряков, Ушаков, Орехов, Шахов, Каменев, Неклюдов, Кошлаков, Кононов, Силин, Кондратьев, Гурьев, Кулин, Толмачёв. Фамилии пушкарей: Гончар, Курчанин, Карпов, Шопин, Васильев, Кудинов и т.д. Стрельцы: Емельянов, Брусенков, Лепехов, Малеев, Старков, Винокуров, Поставкин, Сидоров, и т.д. Интересны написание фамилий мастеровых людей: «Карпик портной мастер, Тимошка Васильев сын Чеботарь, Гришка Михайлов сын Масленник, Третьяк Исачков сын Овчинник, Сенька Сидоров сын Поволяй, Костка Васильев сын Кузнец, Ортёмка Лаприн сын Кожевник, Микитка Сергеев сын Бондарь». Сразу понятно, кто чем занимался.

Белгородский уезд к этому времени делится в свою очередь на четыре административных единицы – станы, названия которых определялись по названиям рек: Сажной – по реке Саженский Донец, Кореньской – по реке Корень, Разуменский – по Разуменке, Короченский – по Короче. В каждом стане уже числятся сёла, деревни и починки. Самым крупным селом 1626 года в уезде значилось село Сажное Сажного стана, в котором числилось 107 дворов и проживало 9 владельцев вотчин, 69 владельцев поместий, 122 человека крестьян и «бобылей». Анализируя фамилии помещиков-землевладельцев села Сажное, я обнаружила среди них и знакомые фамилии ливенских вожей 1599 года: Агапонов, Анпилогов, Багров, Беседин, Бородатов, Волобуев, Гревцов, Григоров, Исаев, Каменев, Кизилов, Кокорев, Кривцов, Кривчиков, Литвинов, Лукьянов, Марков, Маслов, Мезенцов, Озеров, Орехов, Офросимов, Полуехтов, Рогов, Сабынин, Сколозубов, Телятников, Уколов, Чаплыгин, Черново, Чунпалов, Чурсин. Некоторые из саженских помещиков имели дворы и в белгородской крепости.

Крестьяне и «бобыли», имели свои дворы и проживали на территории поместий служилых людей. Бобыль – так в тот период называли одинокого крестьянина, не имевшего земли. Эта категория населения, в основном, не имела фамилий, а указывалось только имя человека, имя отца или его прозвище – Ворожеин, Ливенец, Максимов, Филатов, Лавров. Антонов и т.д.

Переписные книги 1678 года

В 1650 году Белгород снова был перенесен на новое место, уже на территорию современного центра города. Документ, который помог определить людей, которые проживали здесь – это Переписная книга 1678 года, которые также хранятся в Российском государственном архиве древних актов. Писцы, приезжая в уездный город, собирали от представителей посадских и крестьянских общин, и от владельцев вотчин и поместий или их приказчиков «сказки» с поименным перечислением мужского населения. Согласно книге, «всего в Белгороцком уезде крестьянских 275 дворов, а людей в них 1230 человек, да бобыльских 83 двора, а людей в них 228 человек, обоево крестьян и бобылей 358 дворов, а людей в них 1458 человек, да задворных деловых три двора, а людей в них шесть человек».

Фото переписной книги 1678 года.
Фото переписной книги 1678 года. Фото: Российский государственный архив древних актов

При изучении и анализе документа 1678 года чётко видно, что практически все фамилии служилых людей, записанные в Писцовой книге 1626 года, значатся и в Переписной книге 1678 года. «Дети боярские», чьи поместья находились в селе Сажное, за прошедшее время основали на своих землях новые поселения вблизи села, в которых продолжали жить их потомки: деревни Озерова, Кизилова, Непхаева, Черемошная (Крюково), Щелокова, Вислая, Тетеревино, Яблонова, Ольховатая, Отскочное (Шахово тож), Отскочное (на Отскочном колодезе), Отскочное (на Северском Донце), Кривцово, село Сабынино.

Укрепление границ посредством строительства Белгородской засечной черты придало уверенность служилым людям и дало возможность окончательно закрепиться на земле. Это дало большой толчок к освоению края, увеличению населения, росту числа населённых пунктов.

В Белгороде не так давно был открыт памятник царю Фёдору Иоанновичу, при котором был основан наш город, но хотелось бы, чтобы появились памятники основателям городов и сёл нашего края, чтобы белгородцы знали их фамилии. Мы должны помнить и чтить наших предков, которые не побоялись прийти в новые края, остаться здесь жить, строить дома и рожать детей. Сюда направляли лучших, как написано в документах, «самых семьянистых» людей, которые смогут прийти на пустое место и освоить его. Окраину государства в те времена требовалось ведь не только охранять, но и поставить крепость, свой дом, распахать и засеять землю, содержать семью и детей. А для этого требовался характер, сила и воля.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ читаемых

Самое интересное в регионах