Примерное время чтения: 8 минут
203

Коррупция за решёткой. Как не допустить нарушений закона в УФСИН

О профилактике коррупционных проявлений среди сотрудников уголовно-исполнительной системы, о причинах и наиболее распространённых формах коррупции, а также о последствиях совершения коррупционных преступлений «АиФ-Белгород» поговорил с начальником инспекции по личному составу и противодействию коррупции УФСИН России по Белгородской области майором внутренней службы Иваном Самофаловым.
 

Что толкает на преступление?

Татьяна Черных, «АиФ-Белгород: Иван Иванович, первый вопрос будет, как говорится, прямо в лоб: вам когда-нибудь предлагали нарушить закон в обмен на вознаграждение?
 
Иван Самофалов: Скажу честно – да, предлагали, но, отказавшись, я сделал правильный выбор и продолжаю ему следовать.
 
- Существует такое мнение, что не берёт взятки только тот, кому их не предлагают. Согласны ли вы с такой формулировкой?
 
- С этим утверждением я не согласен. Всё зависит прежде всего от воспитания человека, его моральных установок, нравственных ценностей, и психологических особенностей личности. Человек всегда самостоятельно принимает для себя решение, по какому пути он пойдёт – соблюдать закон или, наоборот, нарушать его.
 
- Какие формы коррупции чаще всего наблюдаются в ведомстве, которое вы представляете?
 
- Основные проявления коррупции в системе исполнения наказаний – это получение взятки за пронос запрещённых предметов или веществ на территорию исправительного учреждения, а также составление необоснованно положительной характеристики на отрицательно характеризующегося осуждённого при решении вопроса о его условно-досрочном освобождении. Что касается первого варианта, то это самые распространённые коррупционные преступления, по которым возбуждается наибольшее количество уголовных дел.
 
Наша задача как подразделения по противодействию коррупции – своевременно предупредить человека о всех последствиях, предугадать и не допустить момент, когда сотрудник может проявить слабость и не удержаться от совершения противоправного поступка.
 
- Как ни печально это признавать, но система исполнения наказаний занимает верхние позиции своеобразного антирейтинга самых коррумпированных российских ведомств. Есть ли этому объективные объяснения?
 
- Я считаю, этот антирейтинг имеет и положительную сторону, которая показывает как раз ту работу, которую проводят сотрудники подразделений, осуществляющих деятельность по противодействию коррупции. А сам факт, что в уголовно-исполнительной системе выявляются сотрудники, совершившие коррупционные преступления, а также то, что в отношении них возбуждаются уголовные дела, само по себе свидетельствует о том, что в системе происходит борьба с этим явлением, что подобные преступления выявляются, доводятся до логического финала и не скрываются от общества, несмотря на рейтинги.
 
Ничего тайного в таких случаях нет, и люди, которые совершают подобные правонарушения, должны видеть и понимать, что рано или поздно каждого, вставшего на этот путь, ждёт такой же безрадостный финал.
 
В Федеральной службе исполнения наказаний служат более двухсот пятидесяти тысяч сотрудников, которые ежедневно работают с людьми, преступившими закон. Это очень непростой контингент, идущий на самые разные ухищрения и уловки, чтобы улучшить себе условия содержания в местах лишения свободы. Отсюда и очень высокая степень коррупционного риска, которую, несмотря на всю строгость отбора будущих сотрудников, не каждый может выдержать.
 
- То есть в совершении сотрудником коррупционного правонарушения виноваты прежде всего осуждённые?
 
- Я думаю, что виноват прежде всего сотрудник, который принимает решение преступить закон, но в то же время в этом процессе всегда две стороны, недаром в Уголовном кодексе Российской Федерации есть как статья «Получение взятки», так и статья «Дача взятки».
 
Вместе с тем не надо забывать, что среди осуждённых есть отличные психологи, которые узнают о проблемах того или иного сотрудника и используют эти знания в своих целях, ударяя по самым слабым местам.
 
– Что толкает человека, прекрасно представляющего последствия совершаемого проступка, на то, чтобы всё-таки его совершить?
 
– В большей части эти проступки совершены сотрудниками младшего начальствующего состава, заработная плата которых оставляет желать лучшего. И когда человек видит, что он может получить дополнительные деньги за несложную, скажем так, «работу», он иногда теряет способность рассуждать здраво. Казалось бы, что сложного взять у родственников осуждённых и принести в исправительную колонию маленький свёрток с наркотиками или сотовый телефон? Или убрать из личного дела осуждённого информацию об имеющихся у него взысканиях, чтобы тот вышел на свободу условно-досрочно?
 
А потом он понимает, что один раз он уже занёс, допустим, телефон и ничего страшного не произошло, более того, он получил деньги, так почему не сделать это ещё раз, ведь всё, оказывается, в итоге так просто. И этот процесс затягивает, возникает чувство безнаказанности, и сотрудник садится «на крючок» лёгких денег и отказаться от них уже не в состоянии. Где-то в глубине души он, конечно, понимает, что может попасться, но гонит от себя эту мысль, веря, что содеянное сойдёт ему с рук или он сможет остановиться, когда это будет нужно.
 
Многие сотрудники из числа младшего начсостава – это молодые люди, которым поток информации из интернета или телевидения говорит: надо жить здесь и сейчас, жить красиво, кататься на дорогих автомобилях, отдыхать в ночных клубах, посещать экзотические страны. И они вместо того, чтобы учиться, строить карьеру, повышать свой профессиональный уровень, хотят получить всё и сразу, ищут лёгких денег и в итоге, к сожалению, находят его вот таким способом.
 
 

Как предотвратить?

- Проводится ли с сотрудниками какая-то профилактическая работа для того, чтобы они могли противостоять этим предложениям?
 
- Конечно, со стороны управления Федеральной службы исполнения наказаний по Белгородской области идёт постоянная воспитательная работа с личным составом в этом направлении. В рамках системы служебной подготовки проводятся лекции о причинах и последствиях совершения коррупционных правонарушений, в каждом учреждении размещены стенды «Они предали интересы службы» с информацией о тех сотрудниках, кто уже осуждён за совершённые преступления.
 
– Что говорит упрямая статистика – коррупционных проявлений среди сотрудников УИС с течением времени становится меньше или больше?
 
- Наша система, как и весь мир, не стоит на месте, с каждым годом появляется все больше средств обнаружения, организуются мероприятия, минимизирующие возможность проноса на территорию учреждений запрещенных предметов, и сотрудники это, безусловно, видят и понимают.
 
В 2021 году сотрудником УФСИН России по Белгородской области было совершено одно коррупционное правонарушение. Сотрудник был уволен в связи с утратой доверия, включен в федеральный реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, и в последующем осужден.
 
– Это ведь «чёрная метка» для человека?
 
– Совершенно верно. И не только для самого сотрудника, который предстанет перед судом за совершённое преступление, а возможно, и лишится свободы. Судимость отца или матери отразится на их детях, возможно, став препятствием для устройства на работу в любое правоохранительное ведомство или в какой-либо государственный орган. Но об этом сотрудник, совершающий коррупционное преступление, думает почему-то в последнюю очередь.
 
Так же сотрудник, совершающий коррупционное преступление, не думает, что его действия бросают тень и на то большинство сотрудников, которые добросовестно и честно исполняют свои обязанности, и на всю уголовно-исполнительную систему в целом.
 
– Как вам кажется, общественность и правозащитное сообщество помогают пенитенциарному ведомству в борьбе с коррупцией или мешают ей?
 
– Однозначно скажу, что помогают. У нас сложились конструктивные взаимоотношения с советом ветеранов уголовно-исполнительной системы, общественным советом при УФСИН России по Белгородской области, региональной Общественной наблюдательной комиссией, а также с аппаратом уполномоченного по правам человека в Белгородской области. Мы всегда прислушиваемся к их рекомендациям в сфере профилактики и предупреждения коррупционных правонарушений среди сотрудников, они активно участвуют в воспитательной работе с личным составом, особенно с молодыми сотрудниками, вникают в проблемы спецконтингента, таким образом помогая нам бороться с коррупционными проявлениями.
 
Нас периодически проверяют и представители надзорных ведомств. Так, например буквально на днях, четвертого февраля, исправительную колонию № 5 - колонию строгого режима в Сосновке - посетили первый заместитель прокурора Белгородской области, старший советник юстиции Олег Заратовский, старший помощник прокурора Белгородской области по надзору за соблюдением законов при исполнении наказаний Владимир Ковылов, и и.о. прокурора по надзору за соблюдением законов в исполнительных учреждениях Белгородской области Евгений Голосов.
 
В ходе проверки они осмотрели жилые и производственные объекты колонии, особое внимание обратив на соблюдение прав лиц, отбывающих наказание, на материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, на соблюдение санитарных требований. Проверяющие провели прием осужденных по личным вопросам. Жалоб на условия отбывания наказания не поступило, итоги проверки представители прокуратуры обсудили с руководством исправительного учреждения.
 
Граждане, имеющие информацию о фактах коррупции среди сотрудников УФСИН России по Белгородской области, могут сообщить о них по телефону доверия: 8(4722) 230-740.
 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ читаемых

Самое интересное в регионах