402

«Стереотипы вредны для общества». Ученая – о женщинах в науке

Александра Федосеева / Из личного архива

11 февраля отмечается Международный день женщин и девочек в науке. По данным ЮНЕСКО, в середине 2018 года доля женщин-исследователей составляла 28,8% от числа всех исследователей в мире. Кандидат технических наук, научный сотрудник лаборатории механических свойств наноструктурных и жаропрочных материалов НИУ БелГУ Александра Федосеева в этом году выиграла президентский научный грант на разработку способа повысить жаропрочность сталей. «АиФ-Белгород» поговорил с Александрой о ее работе, а также о положении женщин в науке и феминитивах.

Наноматериалы для экологии

Таисия Мерчанская: Ваша семья имеет отношение к науке, или вы первая выбрали это направление?

Александра Федосеева: Мои родители не занимались наукой. Моя мама – методист Центральной детской библиотеки Яковлевского городского округа. Папа был сварщиком. Они с детства привили мне любовь к чтению и познанию окружающего мира. В семье всегда было отношение, что все профессии важны, все профессии нужны. Никогда не навязывалось какого-то мнения насчет выбора профессии и дальнейшего жизненного пути, они поддержали бы любое мое решение. Я думаю, что моим родителям непринципиальна моя профессия, им важнее, что я счастлива и не жалею о своем выборе.

- Как вы стали заниматься наноматериалами?

- Еще со школы меня привлекали неорганическая химия и физика, поэтому в университете я выбрала специальность «Наноматериалы». Учиться было легко и интересно. На втором или третьем курсе предложил начать научно-исследовательскую работу в его лаборатории «Механических свойств жаропрочных и наноструктурных материалов», где я и осталась работать после окончания университета. Затем поступила в аспирантуру, которую успешно завершила защитой диссертации по техническим наукам. На самом деле, это обычная практика, когда студенты начинают работать в лабораториях, помогать научным сотрудникам и аспирантам в постановке экспериментов и расчетах, затем поступают в аспирантуру, защищаются и сами становятся научными сотрудниками, продолжая тему своего исследования или меняя материал.

- Расскажите подробней о своей научной деятельности. На что именно направлена ваша работа? И в чем польза вашей разработки для отечественной промышленности?

- Я специализируюсь на вопросах разработки способов повышения жаропрочности материалов. В частности, высокохромистых сталей мартенситного класса, применяемых в качестве материала изготовления элементов котлов, паропроводов, лопаток паровых турбин и прочих энергоблоков тепловых электростанций. Сейчас под моим руководством параллельно ведутся несколько научных проектов, поддержанных Российским научным фондом и Министерством науки и высшего образования РФ.  

Повышение жаропрочности сталей остается открытым и актуальным вопросом с точки зрения и повышения КПД угольных электростанций до 45%, и заботы об экологии, поскольку новый материал должен выдерживать более высокие температуры эксплуатации. Скорее всего, полезность в реальной жизни будет в виде сокращения вредных выбросов от угольных электростанций в окружающую среду.

«Квалификация и качество работы важнее гендерной принадлежности»

- В России доля женщин, состоящих в Российской Академии Наук, в 2020 году составляет всего 7%. Как вы думаете, с чем это связано? Женщинам тяжело дается наука, или их просто недооценивают и не замечают?

- Женщинам наука дается так же, как и мужчинам, то есть потенциал развития одинаковый, а вот его реализация имеет вариации. Такой низкий процент женщин, состоящих в РАН, возможно, связан с тем, что усидеть на двух стульях - строить успешную карьеру и стать матерью - очень непросто. Оба этих действия требуют много усилий, времени, ресурсов. Все-таки, наука – такая область, которая требует высокой степени вовлеченности. Выбывание из нее на несколько лет может оказать крайне негативный эффект. Проседает эксперимент, проседают показатели по публикационной активности. Конечно, можно все наверстать, но дети – сильный отвлекающий фактор. Я искренне восхищаюсь женщинами, которые сумели совместить и детей, и науку или пожертвовали возможностью стать матерью ради науки.

- Удается ли вам совмещать научную деятельность и личную жизнь?

- Я замужем, в этом году отмечаем 10-летний юбилей создания нашей семьи. Мой муж Алексей – замечательный, добрый и отзывчивый человек - поддерживает меня и мою работу, старается понять, чем я занимаюсь и почему это так важно для меня. Совмещать научную работу и домашние дела несложно, если есть, с кем разделить последние, и нет детей. В целом, мы не слишком требовательные ни к еде, ни к уборке. К тому же сейчас есть столько приспособлений для облегчения ведения домашнего хозяйства: стиральные и посудомоечные машины, роботы-пылесосы, мультиварки. По мне в отношениях все-таки важнее любовь и гармония родственных душ, чем ведение домашнего хозяйства.

- Международный день женщин и девушек в науке был создан для того, чтобы отметить вклад женщин в науку. Ведь до сих пор некоторые люди считают, что это чисто мужская сфера. Сталкивались ли вы с таким на работе или в личной жизни?

- Стереотипы в целом вредны для общества, поскольку формируют неверные представления об окружающем мире. Ими обычно оперируют люди, сильно ограниченные в своем кругозоре. К моему счастью, я почти не сталкиваюсь с такими людьми ни на работе, ни в личной жизни, поэтому могу только посочувствовать девушкам, которым приходится бороться с таким мнением и отношением. Мне повезло работать в коллективе с адекватным руководителем, для которого квалификация и качество работы оказываются важнее гендерной принадлежности.

- Как вы относитесь к феминитивам? В научной среде вас чаще называют учёная или женщина-учёный? Или вообще не делают акцента на вашей половой принадлежности?

- К феминитивам профессий я отношусь двояко. С одной стороны, я осознаю, что это означает присутствие женщин в этой профессии. Если профессия звучит только в мужском роде, то получается, что и женщины к ней отношения не имеют – а это совсем некорректно. С другой стороны, в русском языке женские варианты профессий звучат не очень благозвучно и сильно режут слух - особенно с приставками «-ка» или «-ша» в конце. Они придают словам пренебрежительный и уничижительный оттенок - опять нехорошо получается. Поэтому если феминитивы профессий приживутся в русском языке, как это произошло с такими словами, как студентка, медсестра, учительница, я буду рада. Но если этого не произойдет, насильно мил не будешь. В научной среде, на конференциях или семинарах, я не припомню случая, чтобы делался акцент на половой принадлежности. Обычно нас представляют, называя ученую степень и должность, например, кандидат технических наук, научный сотрудник.

- Есть ли у вас кумиры среди женщин-учёных?

- У меня нет кумиров ни среди женщин, ни среди мужчин. Есть люди, которые меня вдохновляют, есть те, на которых я хотела бы равняться, но я бы не хотела привязываться в этом вопросе к гендерной принадлежности. Безусловно, меня восхищают женщины, добившиеся больших успехов в научных областях, такие как Мария Кюри, София Ковалевская, Юлия Лермонтова, Надежда Суслова и другие. Особенно учитывая, какие трудности пришлось им преодолеть по пути к своей известности.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах