aif.ru counter
1075

«Ничего не докажешь». Почему в России можно безнаказанно убивать животных?

Татьяна Григорьева / АиФ

В Яковлевском районе Белгородской области мужчина убил кошек своей соседки. Полицейские отказались заводить уголовное дело, потому что убийца якобы сделал это ради защиты своего имущества: кошки, по его словам, съели яйца в его курятнике. Стражи порядка заявили, что уголовная ответственность предусмотрена только при убийстве животных по определенным мотивам, а в данном случае они не считаются преступными.

Почему закон о жестоком обращении с животными и уголовный кодекс не дают возможность наказать убийц кошек и собак – в материале «АиФ-Белгород».

«Я убил у себя дома»

В январе у жительницы села Казацкое Яковлевского района Ирины Котельниковой исчезли пять кошек. Женщина много лет подбирает и пристраивает бездомных животных и на тот момент держала в доме 11 питомцев. Как это обычно бывает в сельской местности, домашние животные свободно гуляли на улице.

Ирина искала своих любимиц и заглянула в мусорный бак возле дороги. Там она увидела обезображенные трупы двух кошек. Проходивший мимо сосед заявил, что это он забил их насмерть палкой и выкинул в мусорный контейнер. По его словам, кошки Ирины зашли в его курятник и съели яйца. Женщина незаметно сняла разговор на видео, которое затем показала в полиции. На нем сосед заявил, что убьет и других животных, если они зайдут на его территорию, и потребовал, чтобы женщина держала своих кошек взаперти в доме.

«Я спросила его, почему он не пришел и не сообщил мне, я бы отдала ему деньги за яйца. Он сказал, что денег ему не надо и что он совершил это не на моей территории. «Я убил у себя дома» - такой у него аргумент! И заявил, что держит куриц не для того, чтоб моих кошек кормить. Я сказала: «Твои дети у меня во дворе лазят, так что ж теперь? Еще у меня сосед задавил гуся, так мне теперь его машиной задавить, что ли?» – рассказывает Ирина Котельникова.

Договориться с соседом Ирина не смогла. Она утверждает, что тот открыто на всю улицу сообщил, что будет и дальше убивать кошек, которые зайдут в его двор.

«Всегда кошки гуляли, где хотели, это же не город. И я не опасалась за них, а тут – на тебе: приехал этот живодер и творит такое! Он, между прочим, многодетный отец, детей воспитывает», - говорит женщина.

Ирина Котельникова отвезла труп кошки на исследование в областную ветеринарную лабораторию. Эксперты установили, что у животного были множественные ушибы разных частей тела, кроме того, поврежден позвоночник. Ирина написала заявление в полицию и приложила к нему результаты исследования и видео с признаниями соседа. А он и не стал отпираться и рассказал, что причиной убийства стали переживания за своё имущество – яйца, которые якобы съели кошки. Но полицейские отказали в возбуждении уголовного дела, сославшись на то, что в статье 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными» указано, что наказание предусмотрено в случае, если животных убили с применением садистских методов и в присутствии малолетних. Хозяйка кошек написала жалобу в прокуратуру, но после вмешательства прокурора в марте из полиции пришло аналогичное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, подписанное начальником полиции ОМВД России по Яковлевскому городскому округу и участковым, который написал, что убийцу кошек также нельзя привлечь к уголовной ответственности за умышленное уничтожение чужого имущества.

Лазейки для живодёров

Юрист Роман Касаткин прокомментировал ситуацию. По его мнению, в данном случае есть вина и законодателей, и полицейских. У хозяйки животных есть возможность оспорить прежнее решение правоохранителей, но это достаточно сложно, в том числе, из-за несовершенства законодательства. Правозащитник отметил, что правки, внесенные в статью 245 УК под давлением общественности, увы, не решили проблему, так как статья по-прежнему не защищает животных от всех видов насилия, в том числе от самых распространенных видов.

В 2017 году в статью 245 «Жестокое обращение с животными» внесли изменения. Максимальное наказание увеличилось с одного до трех лет лишения свободы. Немного изменилась и формулировка. Теперь первая часть статьи звучит так: «Жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и (или) страданий, а равно из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье». Авторы поправок добавили уточнение «в целях причинения ему боли и страданий». Ранее нельзя было привлечь живодеров к уголовной ответственности, если у них не было хулиганских или корыстных побуждений, если они убили животное не в присутствии детей или с применением садистских методов. Теперь все эти условия необязательны, достаточно того, что преступник хотел причинить боль и страдания. Правозащитник отметил, что в случае с кошками Ирины Котельниковой полицейские в своем ответе аргументируют отказ в возбуждении уголовного дела старой редакцией. То есть работают с уже нерабочей редакцией статьи.

«Полагаю, что полиция может снова отказать, но уже аргументируя отказ новой редакцией статьи, поскольку и она также «кастрирована» и сформулирована так, что полицейские трактуют её по-разному. Когда в 2017 году в Госдуме вносили правки в статью, эти правки критиковали зоозащитники. Уже после принятия статьи, я переписывался на эту тему с депутатом Госдумы Александром Грибовым. Я написал, что цель «причинение боли и страданий» можно трактовать по-разному и по-разному обосновать отсутствие данной цели. А если целью было мгновенное убийство? А если преступник не установлен и не опрошен? Как узнать его цель? Кроме того, опять эти зашоренные квалифицирующие признаки: хулиганские побуждения, садистские методы. И ничего нет об убийстве на спор, из интереса, из мести, из личной неприязни или при проведении сатанинских обрядов».

По словам юриста, никто не будет упираться, пытаясь доказать, что преступник преследовал именно цель причинения боли и страданий. Особенно где-то в глубинке. А тем более, когда преступник неизвестен и нужно еще его найти.

«Зная наши органы и исходя из данной редакции, уверен, что просто по факту убийства животного без задержания преступника уголовного дела не будет. Ведь цель не доказана, - продолжает Касаткин. - И почти невозможно подвести под 245-ю статью ситуацию, когда животное умышленно доводят до истощения, лишают санитарной обработки и медпомощи, допуская развитие болезни, так как последствия в виде увечья или смерти не наступили. Голод, жажду, болезни вследствие ненадлежащего содержания под увечье не подвести. Та же история получается, когда якобы будущие хозяева берут у волонтеров собак и забивают их на мясо, а полицейские в одних случаях говорят заявителю, что это не преступление, аргументируя тем, что опять же нет тех целей и тех методов убийства, которые указаны в статье 245 УК. А в других – возбуждают уголовное дело по признаку корыстных побуждений. Я считаю, что необходимо создать рекомендации для МВД по применению этой статьи».

Волонтёр-зоозащитник Дато Папуашвили согласился с мнением юриста и добавил, что, по его мнению, полицейские не хотят возбуждать уголовные дела, потому что будет создан прецедент и стражам порядка придется расследовать большое количество уголовных дел об убийстве кошек и собак. А так как статья 245 УК РФ сформулирована таким образом, что трактовать ее содержание можно по-разному, этим постоянно пользуются.

«В России так много случаев убийств домашних и бродячих животных, что полиции придётся очень много работать, если будут заведены уголовные дела по этому поводу. Нужна статья в доработанном виде, где будет указано, что убийство животных-компаньонов, в том числе, кошек и собак с любой целью, за исключением эвтаназии по ветеринарным показаниям, должно наказываться. А сейчас у нас по сути кошки и собаки приравнены к сельскохозяйственным животным, которых убивают для употребления в пищу», – прокомментировал зоозащитник.

Трупы есть, преступления нет

Татьяна Кирьянова с питомцем. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

Стоит отметить, что ситуации, когда убийцы животных остались безнаказанными, далеко не редкость в Белгороде. Так, в мае 2019 года в общем дворе домов №& 27 и 27 «А» по улицам Конева и Буденного местная жительница Татьяна Кирьянова нашла 14 кошачьих трупов. Она вышла кормить дворовых кошек и увидела их лежащими на газонах. У мёртвых животных были выпучены глаза, а из пасти текла розовая слюна. На газонах пожилая женщина нашла банки с кусками рыбы, окрашенной в яркий розово-сиреневый цвет.

Татьяна Кирьянова сообщила о случившемся в полицию. Участковый опросил жильцов, которые заявили, что не видели отравителей, и посмотрел запись с одной из видеокамер во дворе, а потом написал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела из-за «отсутствия события преступления». Следственно-оперативная группа не приехала, отпечатки пальцев с банок не были взяты, а сами банки с предполагаемым ядом так и не отвезли на экспертизу. Татьяна Кирьянова обратилась в прокуратуру и к депутату городского совета Игорю Цевменко. Прокуратура отменила постановление, вынесенное участковым. Но участковый написал новое аналогичное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и заявил, что отправить следственно-оперативную группу с экспертами криминалистами могут сотрудники дежурной части, а он не мог обязать экспертов провести расследование, а потому его вины тут нет.

В итоге ни вмешательство депутата и прокуратуры, ни огласка в СМИ, куда обратилась Татьяна Кирьянова, не помогли найти и наказать живодёров.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 материалов

Самое интересное в регионах