aif.ru counter
124

Рассекреченная память. В Белгороде открыли архивы о зверствах фашистов

Федеральный проект «Без срока давности» по рассекречиванию, оцифровке и предоставлении в свободный доступ документов о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их союзников, реализуется во всех регионах России, которые были оккупированы в годы Великой Отечественной войны, в том числе и в Белгородской области.

Цель проекта — возвращение темы массовой гибели мирного населения в годы Великой Отечественной войны в центр общественной дискуссии, распространение среди молодых россиян достоверной исторической информации о преступлениях нацистов на оккупированных территориях.

Представители архивного сообщества области рассказали «АиФ-Белгород» об уникальных документах, которые оцифрованы и переданы в Москву для создания многотомного издания - сборника рассекреченных архивных документов. Белгородчине в нём будет посвящён отдельный том. Также все оцифрованные материалы будут в открытом доступе на федеральном портале, который заработает, скорее всего, к концу года.

Как это было

«Мы ведём эту масштабную работу уже на протяжении почти двух лет, - говорит начальник управления по делам архивов Белгородской области Павел Субботин. – Это очень важно в настоящий момент именно потому, что в последние годы наблюдаются попытки фальсифицировать итоги Второй Мировой войны, пересмотреть роль сторон, которые принимали в ней участие. Военная тема дорога каждому из нас. Но сейчас стало много пафоса, патетики, а вот конкретики мало. А поскольку люди, и прежде всего молодёжь, не слышат конкретики, они пропускают пафос мимо. А вот архивные документы - это подлинная история, страшная правда войны».

Белгородские архивисты оцифровали и переслали в Москву более одного терабайта информации - это свыше 1200 архивных документов, которые наиболее точно и полно характеризуют политику оккупационных властей на территории нашего края. На Белгородчине в основном хозяйничали венгры, или мадьяры, – они плохо воевали, зато прославились своей жестокостью к мирному населению.

«В конце прошлого года рассекретили массив документов по венгерской оккупационной администрации - это приказы оккупационных комендатур, сельских управ, их переписка, всевозможные распоряжения в Старом Осколе, в Новом Осколе, в других районах. Эта работа продолжается - порядка 60 документов рассекретили уже в этом году, - говорит Павел Субботин. – Участвует в этой работе и управление ФСБ по Белгородской области – у них свои архивы, документы которых также рассекречиваются. Всего мы подготовили для публикации свыше 550 архивных документов - это акты ущерба и зверств в сельских советах и в районах нашей области, которые составлялись практически сразу после освобождения населённых пунктов советскими войсками».

Подсчитывалось в этих актах буквально всё: сколько разбито и сожжено домов, сколько убито скота, сколько украдено и вывезено. Те жители, которые оставались во время оккупации, рассказывали, сколько человек было убито, расстреляно, изнасиловано, закопано живьём, повешено.

«Факты в этих актах ущерба встречаются просто ужасающие, - говорит Павел Субботин. - Могли застрелить молодого человека только за то, что он инвалид. В акте ущерба по Новооскольскому району - для меня это самая страшная картина - рассказано о расстреле горожан на берегу реки Оскол, который длился на протяжении пяти часов! Людей выводили на лёд. Одну группу расстреляют, сбросят в прорубь - берутся за следующую. После освобождения Нового Оскола рядом с городом обнаружили ямы с массовыми захоронениями - убитые старики, дети, самому младшему два годика».

Еще жива память о трагедии на камышитовом заводе, где людей сожгли заживо, о дальнем парке в Белгороде, где велись массовые расстрелы, о селе Гусек-Погореловка в Прохоровском районе, где фашисты заживо сожгли 600 военнопленных. А многие из таких фактов не были известны даже в самих сёлах: время прошло, что-то забылось.

Убивали ни за что

Директор Государственного архива Белгородской области Алексей Бондаренко привёл конкретные документы. В селе Аркатово немецко-фашистских оккупантами было уничтожено 12 мирных жителей, простых колхозников. В селе Шляхово в один день - 27 декабря 1941 года – расстреляли всех мужчин, самому старшему было далеко за 70.

Выявляли и убивали, сразу войдя в любое село, коммунистов, комсомольцев, активистов, евреев.

«В акте о зверствах немецких оккупантов по Мандровскому сельскому совету Валуйского района приводится несколько фамилий погибших жителей села, - рассказывает Алексей Бондаренко. - Немцы сразу, с первого дня своего пребывания на нашей земле, истребляли этих людей, чему есть множество подтверждений и свидетельств».

Архивистов поразил список уничтоженных в селе Озерово Саженского района Курской области. В акте говорится: «Гавриил Селюков 21 июля 1943 года был расстрелян немецкими варварами. При отступлении немцы всех мирных жителей стали угонять с собой. А Гавриил Яковлевич отказался идти, спрятался в землянке, его там нашли немцы и застрелили». Надо сказать, что ему было уже 60 лет.

Акт об Озерове Константине Михайловиче, 35 лет: «21 октября 1941 года ( то есть практически сразу после оккупации, - ред.) был расстрелян немецкими варварами за то, что в деревне Озерово красными партизанами был убит один немецкий офицер. После этого немецкий комендант согнал всё население деревни, выбрал молодых мужчин, в том числе и Озерова, и их расстреляли».

Ещё один документ - список граждан села Шляхово, которые были расстреляны в один день - 27 декабря 1941 года. Все мужчины в возрасте за 50-60 лет, самому старшему было далеко за 70. В акте сказано: «Немцы пришли в село Шляхово, собрали всех мужчин и расстреляли 16 человек, в этот же день они запалили село». То есть каратели действовали даже без объяснения причин.

Трудповинность и «остарбайтеры»

Фото: Государственный архив новейшей истории Белгородской области

Ещё один пласт документов - о трудовой повинности населения и так называемых «натуральных поставках для нужд вермахта».

«С каждого двора изымалось мясо, молоко, яйца, скот, инвентарь - и всё это создавало для наших сограждан угрозу голода, - говорит Алексей Бондаренко. - Приведу один приказ коменданта старостам Шаталовского района - сейчас это Старооскольская территория. «На октябрь, ноябрь, декабрь 1942 года устанавливаются следующие нормы сдачи молока: при наличии одной коровы в хозяйстве - 100 литров в месяц, при наличии двух коров и более с каждой последующей в месяц должно быть сдано 150 литров».

Немцы, воздействуя через старост и городские управы, массово сгоняли население - стариков, женщин, детей - на разного рода работы. Например, сохранилось распоряжение об очистке дорог от снега старостам Корочанского района, которое составил его комендант майор Веегманн в 1942 году. Он пишет: «Дороги между Белгородом и Корочей, Короча - Новый Оскол совсем занесены снегом. Немедленно издайте приказ, чтобы население сёл, находящихся при этих дорогах, очистило дороги от снега. К лицам, не исполнившим этого приказа, будут применены самые строгие наказания. Этот приказ действителен на всю зиму». А зимой 1941-1942 годов были страшные холода, люди обмораживались, болели - немцы никак с этим не считались.

Директор Государственного архива новейшей истории Белгородской области (ГАНИБО) Александра Коломина рассказала о хранящихся в архиве фильтрационных делах белгородцев, насильно угнанных на работу в Германию.

«Это списки угнанных, автобиографии, фотографии, подлинные документы, выданные немецкими властями, - говорит Александра Олеговна. – «Остарбайтерами», то есть «рабочей силой с Востока», становились в абсолютном большинстве под принуждением. Забирали в основном молодёжь, возрастные рамки были от 18 лет, но брали и 12-13-летних, это подтверждено документально».

«Остарбайтеров» использовали как бесплатную или низкооплачиваемую рабочую силу на заводах, фабриках, у помещиков-«бауэров». Люди часто совершали побеги, их ловили и отправляли в лагеря, а после отбывания срока снова возвращали на работу. Много трагических судеб белгородцев содержится в этих документах.

Наши соотечественники, освобожденные советскими или союзными войсками, попадали в фильтрационные лагеря НКВД, где проходили проверку. Выяснялось, где они находились и что делали в период оккупации и пребывания в Германии. Проверочно-фильтрационные дела на тех, кто вернулся на Белгородскую землю, хранятся в ГАНИБО, их более 36 тысяч. И сейчас, в 2020 году, большинство из них становится доступно не только родственникам. Прошло 75 лет, истёк срок давности, и теперь документы доступны широкому кругу посетителей, интересующихся новейшей историей.

«Чтобы граждане в нашем регионе могли обратиться к этим оцифрованным архивам, ещё до открытия общероссийского портала мы сделаем их доступными в читальном зале Государственного архива Белгородской области, - говорит Павел Субботин. - Как только в здании архива закончится капитальный ремонт - это будет к концу 2020 года, - каждый, кому интересна история войны и родного края, сможет прийти туда и абсолютно бесплатно ознакомиться с документами, сделать их копии. Эти архивы - общенациональное достояние, это наша живая память о войне».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 материалов

Самое интересное в регионах