Примерное время чтения: 10 минут
1318

Мало помощи? Белгородский малый бизнес нуждается в поддержке

Один из белгородских предпринимателей обратился к губернатору Вячеславу Гладкову — свой комментарий Владимир Инюшин оставил под одним из постов главы региона в соцсети «ВКонтакте».

Обратились 298 компаний, помогли 31-й

«Обращаюсь к вам уже повторно от лица всего МСП и от себя лично, и буду обращаться и далее, до тех пор, пока вы не дадите развернутый ответ, — написал белгородец. — К глубокому сожалению, вынужден констатировать, что вам в вопросе оказания поддержки малого и среднего бизнеса, нагло врут и вводят вас в заблуждение! Потому что верить в то, что вы владеете ситуацией и при этом лично обманываете нас — очень не хочется! Вы регулярно в своих обращениях заявляете, что малому бизнесу города и района оказана огромная поддержка, что бизнес развивается и вас радует, что никто не закрывается. Однако это далеко не так! С декабря месяца малый бизнес несёт колоссальные убытки — потери составляют более 50%. Снижение покупательской способности, отсутствие детей в школах, садиках, да и в городе, опустевшие улицы из-за регулярных обстрелов и тревог, банальная боязнь сотрудников выходить в такой обстановке на работу — всё это приводит к закрытию бизнеса, который каждый предприниматель города и области строил годами! По всему городу в геометрической прогрессии увеличиваются вывески „Аренда“ и закрываются магазины, салоны, центры! Не осталось никого, кто бы в это время не нёс убытки. И, казалось бы, самое время помочь малому бизнесу со стороны правительства, поддержать нас, но увы, поддержки нет!»

Владимир Инюшин напомнил, что 29 апреля постановлением № 175-пп, по абсолютно непонятному принципу, было выделено всего 15 ОКВЭД, которые Минэкономразвития посчитало наиболее пострадавшими от обстрелов. При этом, данным постановлением был устроен целый конкурс на выявление победителей в получении субсидии -именно так обозначено в документе. «То есть, мало того что выбрали всего лишь 15 ОКВЭД, так ещё нужно поучаствовать в конкурсе и пройти отбор для получения поддержки? — возмущается предприниматель. — В перечне документов, которые необходимо было собрать для победы в отборе, были справки об отсутствии задолженности перед налоговой службой и ЦЭБ! Значит, получается, что бизнес в кризисе, несёт убытки, нужна поддержка — как раз чтобы иметь возможность оплачивать налоги и сохранить рабочие места, а с нас требуют отсутствие задолженности, включая вывоз мусора? Кто это составлял? Вместо того, чтобы просто провести поддержку в виде начисления субсидии, как это было сделано в своё время при пандемии — без всяких сборов документов, — правительство области устроило настоящий квест по сбору бредовых справок».

Подводя итог Инюшин написал, что интенсивные обстрелы начались с начала года, постановление об оказании поддержки вышло лишь в конце апреля, объявление о начале конкурса (что уже является нонсенсом) на субсидию произошло в конце мая, заявления подали 298 компаний, из которых, так называемыми победителями стало лишь 31 предприятие. «Всего 31! Остальных отсеяли как раз по причине искусственно созданных трудностях при сборе горы справок, — пишет предприниматель. — На дворе конец июня, поддержка оказана только 31-му предприятию! И это в то время когда она жизненно необходима, когда важен каждый день. Вторая волна так называемого конкурса не объявлена до сих пор! Да и уверенности, что там снова не отсеют 90% заявок, нет совсем. Что. Если больше закроется МСП — будет меньше проблем? Так получается?»

Долгов на рубль — поддержки нет

В комментариях белгородцы поддержали обратившегося, заметив также. что даже тем, кто прошел «конкурсный отбор» и даже собрал все документы, отказали. «Основание — задолженность за вывоз мусора 90 руб за 2022 год по состоянию на 1 мая, — пишет, например, белгородка Юлия Канделаки. — При этом заявка подавалась 24 мая, задолженности не было, все справки и подтверждения были приложены. А это не важно, — сказали нам в хамской манере, даже если 1 руб., на 1 мая же был долг!»

Предприниматели попросили главу региона лично разобраться в вопросе поддержки малого и среднего бизнеса — рассмотреть вопрос поддержки ВСЕГО бизнеса, а не только по 15 видам деятельности, которые определены непонятно как, исключить абсолютно бредовый и не нужный сбор документов, да и само участие в конкурсах. «Раз выделили пострадавшие виды деятельности — то проведите субсидирование по уже отработанной при ковиде схеме: простым перечислением на расчётный счёт и всё! Без всяких бюрократических проволочек! Это ведь не так сложно!» — пишут предприниматели.

Ситуацию надо менять!

«АиФ-Белгород» обратился за комментарием к уполномоченному по защите прав предпринимателей Белгородской области Владиславу Епанчинцеву.

«Ситуация, конечно, не так проста, — комментирует Владислав Викторович. — 27 июня на заседании общественного совета при УФНС представители налоговой инспекции показали статистику по собираемости налогов, в том числе НДФЛ и соцвзносов. Рост по области — под 20%. Это удивительные цифры, и они не совсем коррелируют с тем, что мы видим в Белгороде, но факт есть факт. Анализ выручки ККТ именно по городу Белгороду показывает, что она вернулась на уровень прошлого года. С учётом инфляции это, конечно, небольшое снижение, но не катастрофа. При этом пострадали от снижения спроса и закрытия ТЦ если не тысячи, то сотни предприятий точно. Список у нас имеется.

По поводу мер поддержки хочу сказать следующее: впервые мы обратили внимание губернатора на необходимость организации поддержки бизнеса по образцу ковидных мер в марте 2024 года. Мы встречались с губернатором, дальше он передал работу в профильное министерство, но первая помощь начала поступать только спустя два с лишним месяца. 15 ОКВЭД — это, конечно, просто смех. Мы собрали более репрезентативный список, с которым, конечно же, нужно было работать — что-то убирать, что-то оставлять. Вместо этого региональное министерство экономического развития решило, что 15 ОКВЭД вполне хватит. Видимо, им нравятся круглые числа. При этом вопросы к списку ОКВЭД, конечно, были. Например, как в эти 15 ОКВЭД попал именно 47.53.3 — «Торговля розничная обоями и напольными покрытиями в специализированных магазинах» — большой вопрос. Как вместо 56.10 попал только 56.10.1, в то время, как подавляющее большинство общепита имеет код ОКВЭД именно 56.10 — тоже вопрос. Там были вопросы и поменьше, но с самого начала стало понятно, что список не покрывает и 30% от пострадавших предпринимателей.

В итоге мы инициировали ещё одну встречу, куда принесли мотивированные предложения об изменении списка ОКВЭД. Заместитель губернатора Дмитрий Глебович Гладский показал свой класс высочайшего уровня переговорщика, удалив меня — инициатора этой встречи — со встречи, но, тем не менее, нам удалось расширить список ОКВЭД. А некоторым явно пострадавшим предпринимателям — например, турагентствам — отказали в помощи. Впрочем, отбор заявок на дополнительные ОКВЭД ещё не стартовал. Прошло уже три с лишним месяца, кстати. Впрочем, обещают второй тур сбора заявок с 2 по 6 июля.

По первому туру действительно не всё гладко. По тем данным, которыми располагаю я, помогли действительно всего 31 организации, остальным отказали. Раздали, если мне не изменяет память, 29 миллионов рублей. То есть, чуть больше 10% от того, что выделил федеральный центр, хотя и 264 миллиона рублей, по нашим оценкам, недостаточно. Когда этим вопросом занималось федеральное правительство во времена ковида, всё было чётко: организации получали деньги по довольно простой процедуре. Когда подобную задачу, только на три порядка проще, нужно было решить нашему МинЭку, начались сложности. Документ, который описывал для предпринимателей механизм получения помощи, содержит 29 страниц. Только один порядок проведения отбора — пять страниц. Требования очень противоречивые и трудновыполнимые, начиная с того же отсутствия задолженности перед ЦЭБ. Сайт, на котором заполняется заявка, «висит» часами. Одна из счастливых финалистов конкурса на получение помощи так написала: «Все тупит на этой площадке, выделяйте часа два минимум для загрузки страниц и уведомлений об ошибках. Это для того, чтобы нажать три-пять кнопок».

Всё то, о чём я говорю, относится в первую очередь к общепиту, торговле, детским учреждениям, учреждениям допобразования, фитнесу и прочим учреждениям сферы услуг. Собственники коммерческой недвижимости также пострадали, но региональное министерство экономического развития не считает нужным помогать им. Считают, что сами справятся? Вместе с тем мы видим на Харьковской Горе закрытые ТЦ и полупустые офисные центры, которым к концу года просто нечем будет платить налог на имущество. Это бомба замедленного действия, которая, увы, имеет все шансы взорваться в конце года. В данный момент мы пытаемся привлечь внимание губернатора к этой проблеме, но видим, что в областном правительстве есть люди, которые считают, что это и не проблема вовсе, а предпринимательские риски.

Подводя итог, хочу сказать, что, несмотря на относительно хорошие показатели по МСП в области, а в некоторых районах и рост, есть серьёзно пострадавшие предприниматели, которые не переживут этот год. При этом министерству экономического развития региона до них дела нет. Но мы не перестаём говорить об этом и привлекать внимание губернатора Вячеслава Владимировича Гладкова к проблеме. Надеюсь, у нас получится«.

От редакции

Напомним, губернатор Вячеслав Гладков не раз говорил, что в Белгородскую область поступили 264 миллиона рублей федеральных средств по решению президента и правительства РФ именно в помощь малому и среднему бизнесу. «Эти деньги пойдут на выплаты пострадавшему бизнесу. Что нужно делать — обратиться в региональное министерство экономического развития», — говорил Вячеслав Гладков в одном из вечерних прямых эфиров.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ читаемых

Самое интересное в регионах