Примерное время чтения: 17 минут
1624

Под Белгородом громыхает. Приграничные сёла продолжают обстреливать

Татьяна Черных / АиФ
В Белгородской области  за последнюю неделю  четыре села  подверглись обстрелу со стороны Украины: Головчино, Нехотеевка, Отрадное и Журавлёвка. Все сёла, кроме Отрадного, попадают под обстрел уже не первый раз. Также ночью 27 апреля произошел пожар на складе боеприпасов в селе Старая Нелидовка Белгородского района.
 

По дороге на Харьков

Из Белгорода через пригородный посёлок Майский и дальше в сторону международного автомобильного пункта пропуска у села  Нехотеевка на границе с Украиной 25 километров. Туда ведёт хорошая трасса - в прежние времена, до 2014 года именно по ней летом шёл поток автомобилей  с отдыхающими, едущими из центра России через Украину в Крым. Теперь на этой трассе гражданских машин почти нет.
 
У села Отрадное - ближайшем к Белгороду -24 апреля упал снаряд,  к счастью, не в само село, а в поле неподалёку от него, как сообщил глава Белгородского района Владимир Перцов, так что обошлось без повреждений и пострадавших.  
 
Заезжаем по дороге  в  посёлок Политотдельский. Здесь у нас есть знакомая - фельдшер местного ФАПа Людмила Погорелова, с ней в прошлом году в период пандемии мы общались, она высказывала для  федерального АиФ своё мнение, почему  фельдшерские пункты нужны в каждом селе.
 
«У нас в Политотдельском относительно тихо, а вот в Старой Нелидовке вчера был пожар, - рассказывает Людмила Ивановна. -  А так мы работаем, как работали, принимаем пациентов, берём анализы - всё, как обычно.  Волнуюсь, конечно, за родных -  у меня сестра живёт в Журавлёвке,  приезжает к нам с сыном - днём туда, на ночь к нам, потому что Журавлёвку обстреливают сильно и в основном по ночам. Уехать оттуда она не хочет - у неё хозяйство, породистые козы, как она их бросит?»
 
Людмила Погорелова вспоминает, что когда месяц назад, 29 марта, был взрыв на складе боеприпасов в посёлке Красный Октябрь - а это совсем недалеко от Политотдельского - вот тогда было очень страшно. 
 
Фото: АиФ/ Татьяна Черных
«У нас тут всё было видно и слышно,  аж посуда на мойке звенела. Мы с дочерью сели в коридоре на полу на пуфиках от дивана, она заплакала, очень испугалась, - говорит фельдшер. -  Но знаете, практически никто из Политотдельского не уехал, ни одной карточки у меня не забрали,  ни детской,  ни взрослой.  Сейчас вот дали мне списки приехавших из Украины беженцев, тех, кто разместился у родственников или знакомых,  обзваниваю каждого, чтобы они знали, где им могут оказать медпомошь».
 
Фельдшер работает здесь уже более 25 лет, знает весь посёлок, говорит, люди приходят к ней не только на приём, но и поговорить по душам.  На Пасху Росгвардия привозила в посёлок артистов, они выступали сначала для военных,  а потом в местном доме культуры дали концерт для всех жителей посёлка - и собрался полный зал, люди  радовались  празднику.
 
Фото: АиФ/ Татьяна Черных

«Горело сильно, но потушили быстро»

Дорога через Политотдельский ведёт дальше в село Головино, где находится административный центр всего этого сельского поселения, объединяющего несколько ближайших населённых пунктов.  Места вокруг очень красивые - меловые холмы, перелески, озёра.  Вышла  из машины сфотографировать красивый вид,  в небе тут же громыхнуло со стороны Журавлёвки, и потом ещё несколько раз .
 
«Мы тут все уже к таким звукам привыкли, - говорит жительница села Головино Елена, которую встречаю на улице.  - А так нормально  живём,  у всех свои дома, никуда из них уезжать не хотим. Дети в школу уходят - страшно бывает  за них. В первое время всех перевели на дистанционное обучение, потом вернули очный формат, сейчас все ходят в школу. Вчера в Старой Нелидовке было ЧП, мы слышали хлопки, рано утром видели клубы дыма».
 
Фото: АиФ/ Татьяна Черных
Головино - село большое, благоустроенное, жителей около тысячи человек. В центре  села новый храм,   двухэтажная школа, в которой учатся дети из всех окрестных сёл. Перед школой монумент героям войны, коммунальщики убирают вокруг прошлогоднюю листву, косят траву. Рядом новенькая детская площадка. На двери в администрацию приклеено скотчем объявление: «Пункт приёма гуманитарной помощи» и просьба: «Если вы пришли, и  у нас закрыто, оставьте помощь в соседнем здании - мы её обязательно заберём и отвезём по назначению».
 
Направляемся в Старую Нелидовку - здесь по дороге встречаются несколько знаменитых нелидовских озёр, в том числе местная достопримечательность под названием «Белгородский Байкал».  Это одно из излюбленных мест отдыха белгородцев, раньше тут был стихийный пляж, весьма многолюдный - люди приезжали и из окрестностей, и из Белгорода, чтобы насладиться природой и чистой водой. С прошлого лета пляж начали обустраивать,  сейчас видно, что работы продолжаются, так что это место, возможно,  уже этим летом из дикого превратиться в  цивилизованное.
 
Сама Старая Нелидовка - совсем маленькая, буквально одна улица , население меньше 100 человек. О ночном пожаре сообщал губернатор на своей странице «Настоящий Гладков» в тelegram-канале в 4 часа ночи 27 апреля:  «В районе села Старая Нелидовка, по предварительной информации, горит склад боеприпасов».
 
Через два часа, в 6.33 утра, он сообщил: «Открытое горение пожара в районе села Старая Нелидовка ликвидировано. По докладу главного начальника МЧС по Белгородской области Сергея Потапова, пострадавших среди мирного населения нет. Повреждений жилых построек и домов нет».
 
«Да, сильно горело, но потушили быстро, где-то за пару часов, - говорит житель села  Алексей Петрович,  единственный, кого удалось встретить на пустых, как вымерших улицах. Пенсионер направлялся с удочкой к небольшому озерцу на окраине села.  - У нас тут  раньше людей много приезжало отдыхать на выходные, на машинах, с палатками,  - места-то какие!  Красота!  А сейчас кто  ж сюда поедет - слышите,  как бахает?» 
 
Нелидовец Алексей Петрович отдыхает.
Нелидовец Алексей Петрович отдыхает. Фото: АиФ/ Татьяна Черных
Тем не менее, люди как работали, так и работают,  и не только медики. По дороге вижу большой птицеводческий комплекс «Белгородский бройлер». У них в Головино такой красивый двухэтажный  офис, рядом с которым так много машин,  а на фронтоне- флагов. что я поначалу приняла их здание за местную администрацию.
 
В полях уже закончилась посевная, сейчас аграрии вносят в почву удобрения - вижу по дороге тракторы и прицепы с мешками.
 
Выезжаю обратно на трассу «Белгород - Харьков», но далеко проехать не удаётся - возле Октябрьского дорога перекрыта, дальше могут ехать только те гражданские, кто живёт в самих приграничных сёлах. «А что вы там хотите увидеть - разбомбили  всё село» , - невесело говорит мне про Журавлёвку человек в военной форме.
 
Фото: АиФ/ Татьяна Черных

Земляные работы

Возвращаюсь в Белгород и оттуда еду в другой приграничный район - Шебекинский городской округ. Три недели назад , 7 апреля губернатор комментировал информацию «окопы» под Шебекино: «Речь идёт про земляные работы. Не увидел даже слова «окоп». А если серьёзно, всё что делается – для  безопасности населения. Поменьше читайте украинские комментарии, у них задача – вас напугать», - обратился тогда губернатор к жителям горокруга.
 
Самое интересное,  что земляные работы продолжаются до сих пор. Проезжающие  мимо по трассе машины сигналят нашим военным, те поясняют - это люди  делают им в поддержку.  Ребята говорят, что не могут сказать,  чем они заняты, я не настаиваю - дело военное. 
 
«Шебекинцы очень дружелюбные, очень тепло к нам относятся, - говорят парни с автоматами. - Мы им за это очень благодарны».
 
А  на въезде в Шебекино  и в центре города вовсю идут работы по ремонту дорог по нацпроекту. Работает крупная техника, кое-где движение ограничено. Это хорошо - дороги в Шебекино не самые лучшие в регионе. 
 
Центр Шебекино.
Центр Шебекино. Фото: АиФ/ Татьяна Черных

«Люди устали»

Первым же жителем города, который остановился во мной поговорить. оказался приезжий украинец Роман. Он привёз сюда семью - жену и ребёнка из Харькова. 
 
«Я тут уже больше месяца, сначала жили  у друзей,  сейчас снимаем жильё.  Но это всё равно лучше,  чем в Харькове, где приходилось сидеть в подвале,  где магазины не работали, и постоянно обстрелы., где если приезжает  гуманитарная помощь, то за ней очередь на километр, - рассказывает мужчина. -  Меня должны были призвать в армию, но я не хотел идти воевать за чей-то кошелёк, за чьи-то интересы,  я не для того учился, получал высшее образование.  Я  никак не думал, что всё это так долго продлится,  у людей силы уже на пределе. У каждой семьи есть какие-то сбережения на чёрный день, на которые люди сейчас живут там, и надолго ли их ещё хватит - неизвестно.  От своего государства я ни разу не получил никакой помощи. Вообще  хотел бы остаться в России, мне очень нравится Шебекино. Я русский по национальности,  но свободно владею  украинским - и знаете,  когда мне его после 2014 года стали просто навязывать, мне как-то расхотелось на нём говорить».
 
По словам жителей города, у них всегда были добрососедские отношения с соседним украинским городом Волчанском, в котором живут очень много этнических русских. Раньше шебекинцы часто ездили в Волчанск, а сейчас волчанцы приезжают в Шебекино на рынки, в магазины и на заправки, чтобы купить продуктов и бензин - у них там тяжело и с тем, и с другим. На пункте пропуска через границу их всех, конечно, тщательно досматривают. 
 
«Очень жалко волчанцев,  таких же простых людей,  как и мы, - говорит жительница Шебекино Светлана,  которая гуляет с сыном на детской площадке. У неё в Волчанске остались родители, а сама она переехала сюда к мужу  ещё до 2014 года. -  Помогать стараюсь своим, как могу, зову их  в Россию - они не хотят, говорят:  мы пожилые, нам поздно менять свою жизнь».
 
Кстати, та ветка железной дороги, которая пострадала 12 апреля в Шебекинском районе на перегоне « Белгород - Нежеголь», стала дачной тоже только после 2014 года, а раньше она вела как раз на Украину, в Волчанск.  Пути повредили довольно сильно, их восстанавливали больше недели и  запустили по ним дачный рельсовый автобус только 19 апреля , о чём разместил видео у себя в тelegram-канале губернатор.
 
В центре города, прямо неподалёку от главного здания - Дворца культуры - на стене дома 20 апреля растянули довольно большой баннер с «бабушкой-победой», ставшей в последнее время настоящим символом веры и героизма. Шебекинцы решили, что они ни чем не хуже жителей Воронежа, Ярославля или Новосибирска. Причём на этом баннере  за женщиной  с красным флагом видны силуэты советских солдат.
 
Фото: АиФ/ Татьяна Черных
Очень многие жители региона в знак солидарности размещают на своих личных автомобилях символы Z и V, просто наклеивают их скотчем на стёкла. Вижу у баннера такой автомобиль и в этот раз.
 
Останавливаю молодого человека на велосипеде, который проезжает мимо, спрашиваю, нравится ему баннер? Он говорит,  что старается вообще не интересоваться никакими такими вещами. Алексей -  коренной житель Шебекино, живёт с родителями.
 
«Люди очень устали за эти три месяца - устали от напряжения, устали от грохота   и хлопков,  у всех уже появляется какая-то апатия,  -  говорит он. - Я так считаю -незачем лишний раз переживать и паниковать. Вот когда к самому моему дому это всё подступит, тогда и буду решать, что делать». 
 
Пожилая женщина, Наталья Анатольевна, переходит дорогу, на мой вопрос   про баннер говорит,  что  не обратила бы на него внимание, и не знает, что это вообще за бабушка. 
«Мне не до этого,  у меня семья, дочь, внуки, забот очень много,  я стараюсь и телевизор даже не смотреть,  чтобы не расстраиваться,  -  говорит  она. - Конечно, сейчас не то, что раньше - постоянная тревога за внуков, в школу их отправляешь - переживаешь, как начинают стрелять - в душе прямо всё переворачивается». 
 
 

Хроники апреля

Людей можно понять: весь апрель Белгородская область переживала ЧП за ЧП, личная страница губернатора превратилась просто в постоянную сводку происшествий. Началось всё ещё в конце марта, с 24 числа, когда сильно обстреляли Журавлёвку. 
 
Первый обстрел Журавлёвки и Нехотеевки был ещё 25 февраля, именно тогда местные власти употребили слово «инцидент»,  ставшее потом у белгородцев крылатым по отношению к любому ЧП, связанному со спецоперацией. С тех пор в этих  сёлах введёт режим ЧС, из Журавалёвки вывезли почти всех жителей, разместили в Белгороде в  ПВР, организованном в гостинице, сейчас  в селе осталось только процентов десять тех, кто уезжать никак не хочет, несмотря на то, что среди мирного населения  есть пострадавшие.
 
В последний обстрел 25 апреля пострадали двое. Как сообщил губернатор. посетивший их в больнице, женщину выпишут уже в течение 7 дней после стабилизации, а вот мужчине предстоит оперативное лечение для восстановления костей предплечья. Врачи в больнице самые лучшие, все необходимые медикаменты есть. В прошлый сильный обстрел 14 апреля тоже пострадал местный житель,   повредило 46 жилых домов. Власти обещают, что не бросят людей наедине с их бедами.
 
Потом события в регионе покатились как снежный ком: 29 марта - взрывы в Красном Октябре, 1 апреля - обстрел с вертолётов нефтебазы в Белгороде и страшный пожар, который тушили до позднего вечера. Сейчас , кстати, на повреждённых четырёх резервуаров постепенно ведут работы по их восстановлению.  Ч 11 апреля в регионе введён повышенный «жёлтый» уровень террористической опасности, который продлён до 10 мая. 
 
12 апреля повредили  железнодорожные пути в Шебекинском  горокруге, 14 и 18 апреля снова «прилетало» в Журавлёвку,  и одновременно были обстреляны приграничные сёла Сподарюшено и Безымено в Грайворонском городском округе, а  19 апреля там же сильно обстреляли село Головчино,  25 апреля это же село обстреляли повторно, всего, по данным властей, в округе пострадало 92 дома и 29 автомобилей, 26 домов уже восстановили. В самом Белгороде  27-28 апреля было слышно несколько сильных хлопков, как пояснили власти города, это срабатывала система ПВО, которая была усилена после всех «инцидентов».
 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ читаемых

Самое интересное в регионах