Примерное время чтения: 13 минут
262

Помощь вузов. Шебекинцев заселяют в студенческие общежития Белгорода

Татьяна Черных / АиФ

Жители Шебекинского округа продолжают выезжать с обстреливаемых территорий. Кто-то сейчас находится в пункте временного размещения в «Белгород — Арене» или другом, кто-то поселился у родственников или снял квартиру, а часть уехавших разместили в студенческих общежитиях областного центра. Корреспондент «АиФ-Белгород» побывал в студгородке НИУ «БелГУ» на улице Студенческой.

«Включился весь университет»

Здесь оживлённо, очень много людей — и тех, кого привезли, и тех, кто им помогает. Прямо на входе в студенческое общежитие № 2 в фойе студенты и преподаватели помогают разбирать гуманитарную помощь.

Пункт выдачи гуманитарной помощи на входе в общежитие.
Пункт выдачи гуманитарной помощи на входе в общежитие. Фото: АиФ/ Татьяна Черных

«Все откликнулись, все пришли добровольно, по зову сердца, чтобы помочь нашим людям из Шебекино, которые пострадали. Здесь сейчас представители и студенты всех институтов университета, — говорит директор института межкультурных коммуникаций и международных отношений НИУ „БелГУ“ Ольга Прохорова. — Гуманитарную помощь к нам привозят ту, что люди приносят в ЦМИ, плюс мы сами приносим что можем — тут вещи первой необходимости, одежда, обувь, вода».

В университете пять корпусов общежитий, людей разместили во всех. Часть студентов уехала, поскольку они находятся на дистанционном обучении, во все свободные комнаты поселили шебекинцев. Всего размещено 950 человек.

«Уехала оттуда просто чудом»

«Нас 2 июня привезли из Шебекино, сначала в „Белгород — Арену“, сегодня — сюда, — говорит одна из женщин, Лариса Георгиевна, которая подбирает себе из гуманитарки одежду. — Здесь нам хорошо, только готовить самим не разрешают, кормят в столовой. Я одна приехала, муж остался там, не захотел уезжать ни за что. Мы живём в районе Машзавода, связи у меня с ним нет, ему 82 года, очень переживаю».

Женщина рассказывает, что уехала просто чудом — рядом с их многоэтажкой общежитие, оттуда вышли люди, она к ним присоединилась, и на частной машине их довезли до Масловой Пристани, а там уже были специальные автобусы для эвакуации, на которых доехали до Белгорода. Сутки она пробыла в ПВР в «Белгород — Арене».

«Там было, наверное, около тысячи человек, но всех разместили, всё оперативно, дали всем кровати, матрасы, одеяла, полотенца, — говорит женщина, — Часть людей стали отправлять в другие регионы, в Липецкую, в Калужскую область, я отказалась — муж здесь, как я без него поеду? Здесь очень хорошие общежития, есть все удобства, можно помыться».

Комнаты, в которых расселили людей.
Комнаты, в которых расселили людей. Фото: АиФ/ Татьяна Черных

Обстрел района Машзавода, по её словам, идёт не так сильно, как обстрел центра города — там всё горит, никто не тушит, потому что обстрелы не прекращаются.

«У нас раньше были прилёты, в соседней многоэтажке побило окна — а у нас дом недавно капитально отремонтировали, молюсь, чтобы он уцелел», — говорит жительница Шебекино.

Сколько времени эвакуированным предстоит пробыть в ПВР в студенческих общежитиях, никто толком не знает. В разговор включается ещё одна женщина Евгения Николаевна, говорит — её привезли добровольцы, тоже до Масловой Пристани, до автобуса. Она живёт в центре Шебекино.

«Когда начало бахать, я сумку схватила, что-то туда кидаю, а сама не соображу, что. Очень было страшно, со свистом летело. У нас рядом детский садик — и от него взрывной волной меня отбросило в комнату с балкона, сейчас ухо болит. Возле нового пляжа на Нежеголи панельный дом — как дали по нему, провалились два или три этажа, — рассказывает женщина. — По домам, по квартирам ходили военные, стучали в двери, говорили, чтобы мы быстро собирались. Я в чем была, в том и выскочила, паспорт только с собой взяла».

Успокоить людей

На территории студгородка встречаю двух студентов — членов добровольной народной дружины.

Студенты-дружинники.
Студенты-дружинники. Фото: АиФ/ Татьяна Черных

«Мы проводим охрану правопорядка на территории университета, наблюдаем, чтобы никто тут не дебоширил, чтобы был порядок и покой. — говорит Артемий, студент второго курса историко-филологического факультета НИУ „БелГУ“, член ДНД. — Если необходима помощь сотруднику полиции, мы её мгновенно оказываем, если возникнет какая-то проблема, можно к нам сразу же обратиться, мы придём на помощь. Пока мы больше ведём профилактические беседы, о том, что не стоит, например, здесь курить, просто успокаиваем граждан».

У корпуса общежития № 5, в самой гуще людей встречаю Татьяну Никулину, директора департамента социальной политики Белгородского госуниверситета. По её словам, из 950 прибывших 30 маломобильных, 58 детей, плюс ещё проживают 85 студентов из Шебекинского и Грайворонского округов.

Пункт гуманитарной помощи в корпусе №5.
Пункт гуманитарной помощи в корпусе №5. Фото: АиФ/ Татьяна Черных

Питание для шебекинцев налажено администрацией Белгорода, его привозят централизованно, люди едят в столовой группа за группой, сколько вмещает столовая, у входа в которую стоит очередь — кто может, приходит сам, кому-то еду несут в комнаты. Медицинскую и психологическую помощь взял на себя университет. Постельные принадлежности частью дала администрация Белгорода, часть предоставил университет.

«В волонтёрскую помощь включились практически все студенты, преподаватели, сотрудники, вы видите, никого не оставляют без внимания, — подчёркивает Татьяна Николаевна. — Причём это не только сбор гуманитарной помощи, но и сопровождение в расселении прибывших, в организации питания, в организации детской комнаты».

Спрашиваю о тех недоразумениях, которые возникли при расселении студентов. Татьяна Никулина поясняет, что особых прецедентов не было, и в соцсетях эту историю явно раздули.

Всех прибывших регистрируют.
Всех прибывших регистрируют. Фото: АиФ/ Татьяна Черных

«Это такая ситуация, которую невозможно запланировать и предусмотреть, — говорит Татьяна Никулина. — Вечером в пятницу 2 июня нам сообщили, что нужно подготовить около 700 мест. Мы посчитали комнаты, в 9 часов вечера начали встречаться со студентами, в каждом общежитии проводили собрания — собирали этаж и объясняли ситуацию, отвечали на вопросы. И массового недовольства не было, наши студенты понимают, какое горе у людей, потому и включились все так массово. Нам нужно было собрать вещи студентов, подготовить комнаты, мы работали всю ночь вместе со студентами, переставляли мебель, приносили дополнительные кровати — в пять утра мы закончили, уехали домой немного отдохнуть — и уже с 9 часов утра 3 июня мы начали размещать людей».

Пока мы разговариваем, слышится призыв — помощь волонтёров требуется в столовой. Часть ребят направляется туда от корпуса общежития.

«Я сама из Белгорода, а подруга у меня из Шебекино, я у неё бывала в гостях, такой красивый город, так жалко его, — говорит одна из волонтёров, студентка Наталья. — Мы все, конечно, будем помогать людям, сколько потребуется».

«Снаряд упал рядом с домом»

Люди приехали с минимумом вещей, кто-то привез своих домашних питомцев — вчера на одном из этажей общежития все сбились с ног — искали убежавшую кошку. Пункты выдачи гуманитарной помощи организовали в каждом корпусе. Студенты и преподаватели приносят сюда, кто что может — вещи, домашнюю еду.

Поднимаемся на этаж, заходим в первую открытую комнату. Две женщины обедают. Одна из них, Галина Петровна, служила на Дальнем Востоке, старший прапорщик, вышла на пенсию и приехала жить в Шебекино.

«Я живу в центре, нашу пятиэтажку разбомбили, и соседний дом тоже, это было пять дней назад, — рассказывает она. — За нами приехала бронированная машина, волонтёры ходили по этажам, стучали в квартиры, уговаривали уезжать. Вывезли весь подъезд, я одна, сын далеко, я после инсульта, зрение упало, сильный стресс. Нас привезли в спорткомплекс Хоркиной. Там бабушка одинокая, попросила, чтобы мы ее забрали с собой сюда — помогаем ей, ей 81 год, никого у неё нет родных. Тут кормят, крыша надо головой есть, слава Богу».

у общежития дежурит скорая помощь.
У общежития дежурит скорая помощь. Фото: АиФ/ Татьяна Черных

Её соседка Яна, 36 лет, но тоже после инсульта, на пенсии по инвалидности, ходит с палочкой — она тоже без родных.

«Мы друг другу помогаем, — говорит она. — Дома лучше, хотя я не знаю, что там с моим домом — я в центре живу на Ленина. Как обстрелы начались, мы два дня были без света и без газа, уехали, в чём были — всё оставили. Не успела взять с собой ничего — немного вещей и документы. Мы не думали даже, что так будет, думали, постреляют, и всё закончится».

Людмила Сергеевна со своей мамой, невесткой и восьмилетним внуком Ваней выехала из Шебекино 31 мая. Отец Вани на СВО, пошёл добровольцем, уже больше года там.

«30 мая снаряд упад у нас рядом с домом в три часа ночи — мы живём в центре на Московской улице. Машина у нас сгорела. А 31 числа я была на работе на сутках — работаю в больнице. Начался обстрел, еле-еле мы оттуда выбрались. Невестка с внуком уехали еще рано утром, а мы остались с моей мамой — маме 91 год, и с собакой. Пришлось нам быстро собираться — вышли на перекресток, мимо ехал автобус, в нём были военные, остановились, подобрали нас с мамой, довезли до Белгорода, до спорткомплекса Хоркиной, а оттуда нас направили сюда. Сын не знает, что у нас тут происходит, пару дней назад общались с ним — он был в шоке, а где он воюет, мы не знаем. Дом наш пока цел, а рядом двухэтажные дома горят, массированные обстрелы каждый день, — рассказывает женщина. — Нас разместили очень хорошо, после того ада, из которого мы выбрались, нам повезло, что попали сюда. Все очень участливые, все предлагают помощь, всем, огромное спасибо от всех шебекинцев!»

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ читаемых

Самое интересное в регионах