220

Рисунок спас от депрессии. Как химик стал художником после шести инсультов

Владимир Батлуцкий перенес шесть инсультов и взялся за кисть.
Владимир Батлуцкий перенес шесть инсультов и взялся за кисть. / Наталья Шалагинова / Из личного архива

Ежегодно восьмого декабря весь мир празднует День художника. Белгородец Владимир Батлуцкий перенёс шесть инсультов, проходил долгую реабилитацию, но быстрее восстановиться и выйти из депрессии ему помогло рисование.

Жена художника Наталья Шалагинова рассказала корреспонденту «АиФ-Белгород» о том, как после каждого инсульта они вместе заново учились жить.

«Проснулся другим»

Мария Зуборева, «АиФ-Белгород»: Наталья, расскажите, как вы познакомились с Владимиром.

Наталья Шалагинова: Мы познакомились в 1989 году. Вместе выгуливали собак на стадионе. А потом оказалось, что мы с Володей работаем преподавателями в одном институте. Он сразу показался мне очень разносторонним, творческим человеком. Володя любил читать, рисовал, писал стихи. Он защитил диссертацию в Санкт-Петербурге, преподавал у иностранцев химию, писал и научные работы, и книги по специальности. А я вела педагогику у студентов на спортфаке.

На дворе стояли 1990-е. К тому времени у нас уже родился сын. Зарплаты преподавателей не всегда хватало. И мы с Володей решили открыть репетиторский центр. Просуществовал он не очень долго. Потом открыли университетскую книжную лавку, а за ней несколько небольших магазинчиков. В те годы был сильный «книжный голод». Мы продавали учебно-методическую литературу. Представьте, что за какими-нибудь небольшими брошюрками «Как правильно писать сочинение», которых мы привозили штук сто, выстраивалась целая очередь.

- Когда у вашего мужа случился первый инсульт?

- В 2009 году. Ему тогда было 54 года. Володе одному из первых в Белгороде сделали специальную операцию. Долгое время муж наблюдался у очень хорошего врача. Как-то она в шутку сказала: «Владимир Павлович, не переживайте, чем умнее человек и чем больше у него извилин в голове, тем лучше он восстанавливается». И мы не стали терять надежду. Началась долгая реабилитация. После восстановления Володя даже вышел на работу, снова начал водить машину. Потом случился второй инсульт. И всё заново. Жизнь как с чистого листа. Володя полностью забыл химию. Не помнил даже книги, которые сам написал.

Первые несколько инсультов случались в одном и том же месте. Три раза Володе делали ангиографию - через бедренную артерию вводили специальный катетер с контрастным веществом и исследовали все сосуды, но аневризмы не нашли. После каждого инсульта в мозге образовывалась новая киста, которая давила на голову. От этого она постоянно болела.

Точный диагноз врачи до сих пор не поставили. Уже 11 лет как для нас началась новая жизнь. За это время Володя перенёс шесть геморрагических инсультов. И после каждого врачи не верили, что он вообще выживет.

Последний, шестой, инсульт случился три года назад в правой лобной доле. Это был наверно самый тяжёлый из всех. Володе делали трепанацию черепа. Меня тогда поставили перед выбором. Сказали, если не сделать операцию, то к вечеру он уже умрёт. А если сделать, то никто не знает, каким он проснётся. Конечно, у меня не было никаких сомнений в том, что операция нужна.

Проснулся Володя совершенно другим. Долго был неадекватным, не узнавал ни меня, ни детей. По началу я боялась оставаться одна с ним в палате: звала подругу или сиделок. Он пытался сорвать повязку с головы, на всех ругался, не понимал, что происходит.

- Знакомые и близкие помогли справиться?

- Если честно, я сама была в шоке, когда узнала, что у Володи инсульт. Некоторые друзья похоронили его ещё после первого. Остались двое. Но нам очень здорово помогают дети. В первое время, когда у Володи началась реабилитация, на помощь неожиданно пришли друзья сына. Они подменяли нас в книжном магазине, когда требовалось. Сын полностью забрал на себя работу отца.

Уход за животными - еще одно увлечение Владимира. Фото: Из личного архива/ Наталья Шалагинова

Рисование спасло от депрессии

- Кто посоветовал заняться Владимиру творчеством для более быстрого восстановления?

- После четвёртого инсульта Володя был в жуткой депрессии. Из больницы мы привезли его на инвалидной коляске. Сам он не вставал и, тем более, не мог ходить. Я собралась с силами. Подумала, что опыт в этом деле у меня уже есть, и начала пытаться всячески привести его в настроение. Врач запретила использовать ходунки. То есть физически он мог ходить, но нужно было дать команду идти собственному мозгу. Нужно было заставить себя пойти. И со временем Володя пошёл.

Но депрессивное состояние осталось. Я купила альбомы. Мы перебрали все фотографии дома. Потом долго думала, чем ещё его занять. Решили попробовать рисование. Я разрезала обычные губки, обмакнула в краске и дала Володе в руку. Так появились его первые рисунки. Сначала он очень нервничал, когда не получалось. Затем появился интерес.

После красок Володе захотелось попробовать писать пером. Именно оно оказалось хорошим тренажёром для головы и рук. Это только кажется, что легко провести пером линию. На самом деле это требует не маленьких усилий. И постепенно Володя пристрастился к рисованию. Сейчас сидит возле мольберта целыми днями, а в перерывах перебирает и рассматривает книги из нашей домашней библиотеки. Рисование спасло его от депрессии.

У нас есть отдельная комната для творчества. Там стоит володин мольберт, стенки с книгами. Начинал он с акварели, затем перешёл на тушь, а вот сейчас рисует практически только карандашом. Наверно на данный момент таким он видит мир – в чёрно-белых тонах. Сначала я пыталась предложить рисовать ему цветными карандашами. Он попробовал, но всё равно вернулся к простому.

Дома у Владимира Батлуцкого есть отдельная мастерская для творчества.
Дома у Владимира Батлуцкого есть отдельная мастерская для творчества. Фото: Из личного архива/ Наталья Шалагинова

- Что он изображает на бумаге?

- Рисует в основном птиц и животных. Также любит изображать сцены из художественных произведений. Читать самостоятельно Володя не может, но зато слушает аудиокниги. Очень любит Чехова. Вообще удивительно, что он частично потерял память и накопленные знания, не помнит даже буквы, но остался базовый интеллект, если можно так сказать. Например, между каким-нибудь сериалом и фильмами Тарковского, он, конечно же, выберет второй вариант.

- Как получилось, что об истории Владимира узнали так много людей?

- Когда у него начало получаться всё лучше и лучше, я создала страницу в соцсетях и стала публиковать его работы. Вообще к идее с рисованием отчасти нас подтолкнул фонд борьбы с инсультом ОРБИ. У них на сайте есть отдельная рубрика «Они пережили инсульт». Я прочитала интересную статью про художника Павла Николаева, который дважды пережил инсульт и вместе с женой стал заниматься рисованием.

Спустя некоторое время работники фонда узнали о творчестве Володи и предложили сделать для них дизайн новогодних открыток. Получились изумительные картинки. А совсем недавно фонду исполнилось 10 лет, и своих подписчиков и партнёров они поздравляли открыткой с напечатанной картиной Володи «Мелиховская осень».

Владимир рисовал новогодние открытки для фонда борьбы с инсультом ОРБИ.
Владимир рисовал новогодние открытки для фонда борьбы с инсультом ОРБИ. Фото: Из личного архива/ Наталья Шалагинова

- Помимо рисования у Владимира появились и другие увлечения?

- Володя по профессии, как я уже говорила, химик-биолог. Ещё с молодости у него была страсть к животным. В разное время у нас дома жило много кошек, собак, галки и голуби на балконе. Было три аквариума с рыбками. Сейчас с нами в квартире живут собака породы ши-тцу и одна кошка. Ограничиваем себя в количестве питомцев опять же из-за страха, что ухудшится состояние здоровья Володи. Тогда же надо, чтобы кто-нибудь присматривал за животными.

Каждый день Володя ходит во двор кормить голубей. Это тоже одно из его любимых занятий. По утрам, когда гуляем с собакой, кормим дворовых кошек. Я покупаю сало килограммами, и зимой мы подкармливаем грачей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах